Belle Epoque

Убийство в Восточном экспрессе (Murder on the Orient Express), 2017, Кеннет Брана

Сергей Феофанов делится впечатлениями от просмотра новой экранизации Агаты Кристи

Тридцатые годы прошлого века. Всемирно известный детектив Эркюль Пуаро мотается по миру и с легкостью раскрывает самые запутанные дела. По работе ему приходится рвануть из Стамбула в Лондон. Не без труда получив место в Восточном экспрессе, сыщик знакомится с попутчиками: карикатурным австрийским профессором, чернокожим доктором, русской княгиней и другими замечательными людьми. Один из них – сомнительный тип в кожаном пальто – сообщает, что его хотят убить. На следующее утро мужчину находят мертвым, а дальше вы, наверное, и сами знаете.

Писать синопсис к экранизации одного из самых известных произведений Агаты Кристи – дело, очевидно, вполне бессмысленное, ведь довольно сложно представить себе человека, не знакомого с «Убийством в Восточном экспрессе» хотя бы в самых общих чертах (если этот человек, конечно, не Антон Долин). Столь же бесперспективным предприятием может показаться и сама идея экранизации этого романа, но это лишь на первый взгляд; на деле все не так однозначно.

«Убийство в Восточном экспрессе», рецензия

Да, сюжет «Восточного экспресса» знаком более-менее всем, поэтому важнейшее достоинство романа – неожиданная развязка – в экранизации не работает. Съевший не одну собаку на экранизациях Шекспира режиссер Кеннет Брана понимал это не хуже нас и сделал ставку на переосмысление оригинала. Возьмите хотя бы трактовку образа Пуаро (его исполняет сам постановщик), весьма далекую от канонического видения: бельгиец устраивает пробежки за подозреваемыми, довольно ловко орудует своей тростью и общается с фотографией любимой женщины перед сном. Не слишком портит дело даже то, как откровенно Брана любуется собой, лишь изредка прерывая этот сеанс нарциссизма мягкой иронией в адрес главного героя.

Все это выглядит мило, хотя порой и слишком похоже на анекдот про бельгийца из «Очень страшного кино 4». Новая экранизация классического детектива вообще не чужда постмодернистской иронии – стартует картина, например, совершенно немыслимой эскпозицией, в которой Пуаро расследует дело с участием раввина, муллы и православного священника. Не обошлось и без отступлений от оригинального текста – понятных, но не самых удачных. Более серьезным недостатком стал переизбыток драмы.

Решение Браны сделать из детектива притчу о преступлении и наказании объяснимо, учитывая исходный материал – «Убийство в Восточном экспрессе» является одной из немногих книг Кристи, где обыкновенно превосходный детективный сюжет дополнен некоторым драматическим маневром. В ту же ловушку попали в свое время и создатели отличного сериала с Дэвидом Суше: в одном из последних сезонов они не удержались и увязли в этических коллизиях первоисточника, а Суше весь эпизод бродил туда-сюда и страдал. Картина Браны могла упасть в ту же пропасть, но все же удержалась за опасной чертой.

Буксующее временами действие спасают картинка и сеттинг: камера то парит где-то в небе, то проплывает по вагонам, то застывает посреди из купе, а главным героем картины становится не эксцентричный бельгиец, но безвозратно ушедшая от нас эпоха

В остальном претензий, в общем, и нет. Да, некоторым хорошим актерам здесь совершенно нечего играть (ту же Пенелопу Крус можно было заменить кем угодно без потери качества), но их породистые лица очень идут этой истории и этому замкнутому пространству. Все очень нарядно, гламурно и фешенебельно: Пуаро шевелит усами, измеряет яйца линейкой и хохочет над Диккенсом, в вагоне-ресторане подают шампанское, а обычные подозреваемые прячут многочисленные скелеты в шкафах.

Буксующее временами действие спасают картинка и сеттинг: камера то парит где-то в небе, то проплывает по вагонам, то застывает посреди из купе, а главным героем картины становится не эксцентричный бельгиец, но безвозратно ушедшая от нас эпоха. Все это в какой-то мере роднит «Восточный экспресс» с «Отелем Гранд-Будапешт» и другими современными фильмами, эксплуатирующими пряничную ностальгию по довоенным и межвоенным временам, когда восстание масс еще не победило окончательно, а жизнь конкретного человека еще не стала статистической погрешностью в сводках военных потерь.

Что же, это были не худшие времена, да и новая экранизация получилась вполне добротной. Заснеженные студийные красоты, знакомые лица, старая добрая история о старой доброй мести – что еще нужно зрителю, чтобы потратить на фильм пару часов своего времени?