В этом мире я больше не чувствую себя как дома (I Don’t Feel at Home in This World Anymore), 2016, Мэйкон Блэр

Эрик Шургот рецензирует лауреата последнего «Сандэнса»
Рут (Мелани Лински) — средних лет одиночка, коротающая вечера за популярным романом. Жизнь прозаична, как задний двор, и она уже дошла до состояния, когда не только отсутствие мужика не напрягает, но даже заполнять дом кошками не хочется. Ничего не радует, нет стимула, смысла, цели, порыва. Да о каком вообще жизнелюбии речь, когда даже короткий диалог с незнакомцем в кафетерии уже является маленьким приключением среди монотонной череды привычных событий. А тут еще, что называется, черная полоса в жизни — на куцую лужайку перед домом постоянно гадит чей-то пёс, на работе в больнице от престарелых пациентов доброго слова не услышать. Вот и заднюю дверь Рут однажды закрыть забыла, кто же знал, что в этот день в ее бунгало наведаются воры, которые заберут ноутбук и фамильное серебро. Нервы у главной героини, конечно, не стальные, но в ее жизни неожиданно появляется Тони (Элайджа Вуд) — слегка чудаковатый гик с обостренным чувством справедливости. Вместе они готовы найти и наказать гнусных обидчиков одинокой дамы.

«В этом мире я больше не чувствую себя как дома», рецензия

В своем режиссерском дебюте Мэйкон Блэр заостряет внимание на судьбе маленького человека в огромном и безразличном мире. Ситуация, в которую угодила Рут, абсурдна — женщина обнаружила свой ноутбук через приложение геолокации, но у полиции нет ордера на обыск, увидела грабителей на блошином рынке, но детектив просит не лезть в чужую работу. При этом никто не желает женщине зла. Просто так вышло, что есть куча дел куда более важных, чем ее пропавшие ценности. Нет, фильм Блэра ни в коем случае не остросоциальная зарисовка, тут чернухи и откровенного стеба куда больше, чем вскрытых нарывов на теле общества. Но подмостками для этой истории все же становится неприглядная улица, та пресловутая одноэтажная Америка, вечное гетто, провонявшее дешевым пивом, мочей и стейками барбекю. Среди этих проулков, в крошечных домиках ютятся забитые люди, и орудуют бандиты-лузеры, ворующие вилки и бусы только потому, что им лень работать. Мир оруэлловских пролов, до которого никому нет дела, пока он не выходит за собственные рамки. Противопоставление двух Америк, отчаянно нищей и безрассудно богатой, тут происходит по тому же принципу, что и в недавней «Американской милашке» — люди из трущоб впервые приходят в роскошный особняк.

«В этом мире я больше не чувствую себя как дома» действительно начинается как трогательная трагикомедия, но чем дальше по сценарию, тем больше Блэр тяготеет к тарантиновским приемам, когда каждая новая смерть неожиданнее, нелепее, а главное, смешнее предыдущей. Именно смешнее, как бы цинично это не звучало. Все герои — неудачники, и если они умирают, то самым идиотским образом. Да вот даже Рут хорохорится, что найдет и накажет грабителей, а вот она уже блюет на чужой пол при виде трупа. Или «крутой» бандит, что отпускает шуточку про мамку верзилы, а через минуту уже подбирает свою вставную челюсть с асфальта. Особняком стоит образ Тони, нервного доходяги, способного в порыве «героизма» уложить на лопатки дряхлого старика, но не готового к реальной драке. К персонажам применима простая дилемма — когда на берегу будет две лодки, одна с веслами, а другая с мотором, то в спешке они выберут первую — это судьба. При этом режиссер использует максимально понятные высказывания — если в середине фильма ружье заклинило, то в конце его разнесет прямо в руках стрелявшего.

К героям фильма применима простая дилемма — когда на берегу будет две лодки, одна с веслами, а другая с мотором, то в спешке они выберут первую — это судьба. При этом режиссер использует максимально понятные высказывания — если в середине фильма ружье заклинило, то в конце его разнесет прямо в руках стрелявшего

Немного жаль, но чернушность ощутимо затмевает философскую сторону ленты, лучше всего отраженную в ее названии. Для Рут мир не «sweet home», и она искренне не понимает, что значит «вся жизнь впереди», и почему среди царящего обмана и насилия люди если не счастливы, то хотя бы изображают это чувство. Потому она и вступает на путь борьбы с обидчиками, сублимируя агрессию в благородное, по ее мнению, дело, хотя куда проще было взять Тони за руку и пойти на прогулку в луна-парк. Что же, дорога возникает под шагами идущего, и в случае с Рут это совсем не дорога из желтого кирпича. Мэйкон Блэр неплохо дебютирует в качестве постановщика. Если он и не готов подвинуть колосс Тарантино, то встать в один ряд с тем же Беном Уитли ему вполне по силам. Грустное кино о женщине, которая прожила половину жизни просто потому, что родилась. Смешное кино о мире, в котором даже состоятельный юрист не может чувствовать себя, как дома.