Ночные животные

Закон ночи (Live by Night), 2016, Бен Аффлек

Сергей Лозовский ругает новую работу Бена Аффлека

Америка времен сухого закона. Джон Кафлин — мелкий бандит с большим потенциалом. Признанные мафиози хотят видеть его в своих рядах, но Джону это не особо интересно. Он предпочитает работать на себя, а не целовать руки разнообразным крестным отцам. Проблема лишь в том, что он любит не ту женщину — породистую шлюху Эмму Голд, которая на полставки подрабатывает любовницей босса ирландской мафии Альберта Уайта. Крутой гангстер не очень любит, когда чужие руки трогают его малышку, и однажды Джон находит в своей постели, фигурально выражаясь, голову лошади вместо подруги. Тут бы, казалось, и сказочке конец, но нет, из твари дрожащей мелкий бандит Кафлин превращается в рожденного летать, да не просто летать, а крыть с высоты своих врагов ковровыми бомбардировками.

"Закон ночи", рецензия

«Закон ночи», рецензия

Поляна гангстерских фильмов была благополучно вытоптана задолго до того, как Бен Аффлек начал снимать свое кино, но попытка, как говорится, не пытка, особенно учитывая, что режиссер из Бена, прямо скажем неплохой, да и автор оригинального романа Деннис Лихейн — не последний человек в своем ремесле. Вон, «Таинственную реку» и «Остров проклятых» по его романам сняли, да и Аффлек уже успел сделать весьма симпатичную экранизацию «Прощай, детка, прощай». Так что ничего не предвещало беды, история превращения мелкой сошки в крутого гангстера — это же практически «Славные парни», быт Америки в смутные времена сухого закона — это же практически «Подпольная империя», почему бы и фильму в целом не стать практически классикой? Аффлек, возможно, думал так же, когда планировал втиснуть историю масштабом в три части «Крестного отца» в один двухчасовой фильм, и, ожидаемо, просчитался.

Большая часть проблем фильма в том, что там слишком много всего. Монтаж рубит текст крупными неудобоваримыми кусками, закадровый голос попутно объясняет то, что нам не успевают показать. Времени прописать характеры нет совсем, они остаются функциями, набросками, призванными двигать сюжет дальше. Иные склейки переносят день в ночь и наоборот, мотивации персонажей обозначены, но не проявлены. Аффлек на пару с прекрасным оператором Робертом Ричардсоном неплохо работают как иллюстраторы: костюмы, декорации, машины, эффектные перестрелки — все работает на атмосферу, но без хорошего сценарного фундамента эта атмосфера успевает рассеяться быстрее, чем на экране закончится та или иная сцена. Так и хочется сказать: «Бен, какого черта? Ты же брал Оскар за сценарий «Умницы Уилла Хантинга», неужели ты сам не видишь, что получается полная халтура?» Но Бен молчит, предпочитая играть в машинки и с пафосным видом ходить по экрану в модной шляпе, которую за весь фильм он снял, кажется, раза три.

Скорсезе и Коппола могут спать спокойно — «Закон ночи» не смог даже поцарапать пьедестал их монументов. Фильм выглядит хуже любой из серий «Подпольной империи»

Аффлек-режиссер настолько наслаждается своим падением в бездны кинематографического ада, что совершенно бесстыдно и беззастенчиво любуется Аффлеком-актером. Смотреть на это зачастую больно физически: если фирменный покерфейс достаточно сносен (все-таки он половину карьеры на нем построил), то любые попытки играть лицом напоминают равной степени ужасный перформанс в «Сорвиголове». Даже любовно воссозданные костюмы смотрятся на нем тяжеловесно и нелепо, словно с чужого плеча. Под стать ему и восхитительно фальшивая Эль Фаннинг, и угрюмый, недоумевающий, что он забыл в этом фильме, прекрасный актер Брендан Глисон. Второй план хоть как-то пытается тащить этот цирк с томми-ганами, но усилий Криса Мессины и Мэттью Мехера явно недостаточно. И когда читаешь, что сам Лихейн не хотел Бена Аффлека на главную роль, так как подозревал, что тот не сможет передать присущие главному герою вероломство и стыд, то поневоле удивляешься — а там должны были быть вероломство и стыд? Надо же…

Вопреки названию и монологу главного героя на вступительных титрах, где тот утверждает, что он «отсыпается днем и бежит ночью», почти все сцены в фильме — дневные. Закон ночи пишется на хмурых бостонских улицах и залитых солнцем пейзажах Флориды. Но это хорошо, ибо Ричардсон с таким удовольствием снимает сцены кровавых расправ, что возможность рассмотреть все детали при свете дня дорогого стоит. Но в остальном Скорсезе и Коппола могут спать спокойно — «Закон ночи» не смог даже поцарапать пьедестал их монументов. Ибо фильм выглядит хуже любой из серий «Подпольной империи», и виной тому — непоколебимая (само)уверенность Аффлека в том, что верблюд сможет пролезть в игольное ушко, равно как и в том, что он сможет сыграть не особо подходящего ему по типажу героя. Ну да ладно, любой человек сорока с хвостиком лет имеет право поиграться в машинки и бандитов. Но дальше, Бен, давай серьезно, а? Тебе еще «Бэтмена» снимать. Там такое ребячество уже не пройдет.