Проснись, Нео

Земля будущего (Tomorrowland), 2015, Брэд Берд

Сергей Феофанов о «Земле будущего»

1964 год, Всемирная выставка в Нью-Йорке. Мальчуган из американской провинции приезжает на выставку с реактивным ранцем, сделанным из подручных средств. Отборочная комиссия отправляет мальчугана обратно, однако его изобретение одобряет странная девочка по имени Афина, которая отправляет юного изобретателя в волшебный город, где торжествует научный прогресс. Пятьдесят лет спустя девушка из Флориды получает значок, переносящий своего обладателя в тот самый волшебный город.

"Земля будущего", рецензия

«Земля будущего», рецензия

Вдохновленная тематическим диснеевским парком «Земля будущего», как и ожидалось, представляет из себя более-менее типичный для студии фильм, полный елейной благостности. Идиотские диалоги, эффектные локации, не менее эффектные гаджеты и общая инфантильность соседствуют здесь с ленивой актерской игрой (небритый Джордж Клуни откровенно скучает, Хью Лори зачем-то одели в несусветный костюм и заставили нести околесицу, прилично выглядит только Рэффи Кэссиди в роли девочки-робота).

Словом, перед нами еще одно вторичное и инфантильное кино про «следуй за белым кроликом» и «добро пожаловать в реальный мир», упрощенная версия «Матрицы», которая, в свою очередь, была упрощенной версией «Алисы в Стране чудес», помноженной на миф о пещере. Иначе говоря, «Земля будущего» — это упрощение второго порядка, не детская Библия, а комикс на основе детской Библии. Все это, впрочем, не должно заслонять от нас главное достоинство фильма Брэда Берда — перед нами не очередной бессмысленный и беспощадный «Джон Картер», а своего рода манифест, идейного пафоса в котором куда больше развлекательной сладкой ваты.

«Земля будущего» на удивление здорово перекликается с куда более громким «Марсианином» Ридли Скотта, еще одним фильмом, ставшим гимном новой жизнерадостности. Жизнерадостности, несмотря на. Несмотря на нелепую смертность, несмотря на чужой и холодный космос, несмотря на досадные обстоятельства. Кино Берда при всех своих несовершенствах говорит зрителю приблизительно то же самое — мир, в котором неуклюжий паренек с нерабочим реактивным ранцем, превращается со временем в Джорджа Клуни, определенно заслуживает того, чтобы его спасли.

Это ода оптимизму — технологическому, антропологическому и даже экзистенциальному. В этом смысле «Земля будущего» на удивление здорово перекликается с куда более громким «Марсианином» Ридли Скотта, еще одним фильмом, ставшим гимном новой жизнерадостности. Жизнерадостности, несмотря на. Несмотря на нелепую смертность, несмотря на чужой и холодный космос, несмотря на досадные обстоятельства. Кино Берда при всех своих несовершенствах говорит зрителю приблизительно то же самое — мир, в котором неуклюжий паренек с нерабочим реактивным ранцем, превращается со временем в Джорджа Клуни, определенно заслуживает того, чтобы его спасли. И с этим, что ни говорите, сложно не согласиться.