Железный рыцарь 2 (Ironclad: Battle for Blood), 2013, Джонатан Инглиш, рецензия

Эрик Шургот ругает сиквел «Железного рыцаря» за эпилептическую камеру, отвратительные хари и нелепый финал

Джонатан Инглиш не хочет искать свежие идеи — он просто снимает сиквел, который сам по себе даже не напрашивался. С небезызвестной осады замка Рочестер королем Иоаном, в народе Безземельным, минуло сколько-то там лет, актерский состав поменялся не в лучшую сторону, в главные герои выбился парнишка со второго плана, а историческая привязка упразднилась за ненадобностью. Свободные вассалы короля обратили свои взгляды на местный Мордор, который раскинулся на северных землях Альбиона. Кельты набегают на города и села подобно джексоновским оркам, а на отвесные стены карабкаются подобно мартиновским одичалым. Воюя без всякого построения, разрозненными кучками, всю дорогу корчат немытые дикари и без того неблагородные рожи. При этом вороги всего святого, что есть в мире, стращают размытыми речами о кровной мести англичанам, да зачем-то осаждают приграничный замок, до которого вообще никому нет дела, что, видимо, следует из подписания Великой хартии вольностей — свободному народу защита государя не требуется. А потому обитатели захолустья отправляют юнца-молодца, дабы тот привел хоть какую-то армию.

Инглиш в совершенно бесстыжей манере снимает очередную вариацию на тему «300 спартанцев», и пёс бы с ним, да вот только первый «Рыцарь» был ровным счетом о том же

Инглиш в совершенно бесстыжей манере снимает очередную вариацию на тему «300 спартанцев», и пёс бы с ним, да вот только первый «Рыцарь» был ровным счетом о том же. Осада замка, неравные силы… А как им прикажете уравняться, когда кельты, подбежавшие к крепостной стене жалким подобием массовки, явно имеют способность к массовой регенерации. Ведь хотя их и рубят в капусту по одному на полминуты экранного времени, чисто зрительно количество крашено-ряженых не уменьшается. Инглиш растягивает хронометраж, регулярно врубая slo-mo где нужно и где вообще не приспичило, а в перерывах между выдаваемой за осаду возней пытается рассуждать о долге и чести. Кейтелин Старк снова теряет мужа, еще кто-то теряет жену, на что все вокруг во все том же режиме slo-mo взирают с каменными лицами. Зато чернь, морщась, отворачивается от эшафота во время казни, хотя подобные представления в Средние века были столь же будничной штукой, как ежедневный поход в отхожее место. Да, тут очень странное Средневековье, вот, вроде, грязь, дома покосившиеся, колтуны в волосах, но то и дело среди щербатых рож показываются рожи отшлифованные и обезображенные макияжем.

Камера дрожит в руках оператора-эпилептика, но срабатывает эффект ручной съемки хорошо если в парочке эпизодов. В остальном больше походит на работу одним дублем и последующий монтаж того, что получилось. Разобрать, кто и кого рубит, подчас так же сложно, как вообще разобраться, что же сейчас в кадре — чья-то лысина или кусок крепостной стены. Зато вот поместить в фокус отвратительно скорченную харю — это всегда пожалуйста. Вроде как эпичные, битвы не смотрятся, потому что их как таковых нет — есть какая-то мозаика мельтешащих кадров. Развития сюжета нет в наличии, потому что весь фильм кучка головорезов сидит в замке. Они отбиваются от бомжеватого вида кельтов, перекидываются глупостями и пару раз занимаются половым сношением. Враг же на все горазд и даже готов лезть в крепость через туалетную дыру, хотя потом и выясняется, что это все лишнее, а ларчик просто открывался. В «Железном рыцаре» за номером два отвратительно абсолютно все, от дебильно нарисованного замка, до обилия анахронизмов, которых по числу больше, чем воинов с обеих сторон. Но когда кажется, что конец непотребству уже скоро, режиссер вываливает настолько нелепую концовку, что мысли светлые из головы и слова бранные с уст зрителя улетучиваются, а остается только почесывать какую-нибудь часть тела по собственному вкусу.