Большой Брат позвОнит

Звонки (Rings), 2017, Ф. Хавьер Гутьеррес

Анастасия Плохотина ругает «Звонки».

Было время: украдкой от родителей добывалась кассета (обязательно из числа «запретных», спрятанных на верхних полках шкафа), дальше вокруг видака собирались все ребята из двора, нервно кусающие губы. Так происходило первое знакомство с триллерами и хоррорами из домашней коллекции, а после, долгими часами горели ночники, одеяло хотелось натянуть по самые уши, а за каждым углом мерещился Фредди Крюгер. Пятнадцать лет назад эту идиллию нарушила Самара – черноволосая девочка, выползшая на большой экран прямиком из японских вод. Отныне кассеты, телефоны, а главное – телевизоры, стали вызывать большое недоверие, а уж внезапные звонки так и вовсе провоцировали налёт легкой паники. В ленте было прекрасно всё – от мрачной цветовой гаммы и жутких образов до проникающей под кожу музыки Ханса Циммера. Страшнее всего было тем, в чьей комнате красовался телевизор. Голь на выдумки хитра: сверху экрана накидывали покрывало, кто-то мастерил сети из проводов, чтобы выбраться наружу стало труднее. И даже взрослые нервно вздрагивали, заслышав упоминание о «Звонке». Ведь проклятое видео вместе с журналисткой Рэйчел посмотрели все.

«Звонки», рецензия

Шли годы, и Самара стала легендой, а фильм одним из образцов жанра. Но спустя полтора десятилетия в США напряглись, чтобы возродить былой ужас. Возродилось же нечто иное. «Кто ты, таинственная кукарача?» — хочется спросить у ленты, но она отвечает сама за себя. Неумелый фанфик, нашинкованный подростковыми соплями, как рождественская индейка. Совершенно очевидно, что в истории «девочки, которая никогда не спит» была поставлена жирная точка (порою, даже открытый финал – достойное и полновесное завершение). Потому роптать на слоновью неуклюжесть сюжета «Звонков» — дело заведомо пустое. Самара приходит в эту историю в качестве экспериментального образца, изучаемого в одном из вузов, где, видимо, слышали про проклятое видео, но не слышали, что создательница жутких картинок может отвесить леща за излишнее любопытство. И началась очередная круговая порука с перезаписыванием пленки и насилием над многострадальным трупом.

«Звонки» копируют не только название оригинала, но и весь сюжетный каркас, а местами – и целиком сцены.

Самара больше не злодейка, а инструмент в руках американских графоманов. Она маньячит с завидной скоростью и частотой, зачищает зрителей своего видео целыми самолетами (дабы не тратить время попусту), но слегка робеет перед главной героиней, которая похожа на попугайчика, не отличающегося умом и сообразительностью. О чем вся эта канитель, а главное – зачем? – не вполне ясно до самого конца. «Звонки» копируют не только название оригинала, но и весь сюжетный каркас, а местами – и целиком сцены. Осложняет ситуацию внезапно родившаяся лавстори, которая оттеняет очень плохие ужасы крайне приторным зефирным вкусом. В итоге зритель вынужден наблюдать за метаниями главных героев, как в лучших традициях «Том и Джерри», жеванием соплей и ожиданием неизбежного, очевидного конца.