Марсианин (The Martian), 2015, Ридли Скотт

Эрик Шургот находит «Марсианина» Ридли Скотта весьма своевременным образцом классической science fiction

Исследовательская экспедиция «Арес-3» в составе шести человек спешно покидает Марс, так как сильнейшая песчаная буря может повалить посадочный модуль и отрезать ученым путь к родной Земле. В суматохе эвакуации, среди непроглядного пыльного ветроворота, теряется ботаник Марк Уотни (Мэтт Деймон). Команда стартует впятером, руководители NASA с сожалением сообщают прессе о трагедии, звучат траурные речи, капитан Льюис (Джессика Честейн) корит себя за нерасторопность, а тем временем, на красной планете, засыпанный по грудь песком, просыпается сам виновник переполоха. К счастью (как любит повторять сам Марк), судьба обрушила свои превратности на голову не того парня — долгая борьба единственного обитателя Марса за собственную жизнь началась. Оправившийся после двух, мягко говоря, провалов, режиссер Ридли Скотт снова в строю. В его руках оказался прекрасный сценарий Дрю Годдарда, основанный на фантастическом бестселлере Энди Уира — книге, собравшей сплошь положительные отзывы от критиков со всего света. Скотту оставалось самое сложное — ничего не испортить. Спешим, забегая вперед, заверить — старина Ридли справился.

На фоне прочно обосновавшегося в современном медийном пространстве спроса на насилие «Марсианин» видится фильмом весьма своевременным. В нем не падают с грохотом бомбы, не сталкиваются лбами империи, напротив, чуть ли не каждый житель Земли готов приложить руку к спасению главного героя. Стерильная вселенная нового фильма Скотта настолько утопична и идеалистична, что если где-то и был построен тот самый пресловутый коммунизм, то вот он, любуйтесь! Фильм без единого отрицательного персонажа, где единственным антагонистом становится сама природа, которой противостоит исполин человеческого разума. Руководителями NASA не манипулирует правительство, в кадр ни разу не попадает какой-нибудь президент, CNN транслирует миллионам не кадры казни очередного диктатора, а репортажи со спасательной операции, даже вечно серьезные китайцы делятся со штатами сверхсекретной программой — все ради одного мужественного парня. Это едва ли не «мир полудня» Стругацких, где созиданию отводится первая роль, а массовое сознание формирует научно-технический прогресс. Особенно сейчас, когда писатели-фантасты все чаще населяют свои звездолеты антигероями и аутсайдерами, роман Уира, равно как и его экранизация, выглядят изумительным приветом из прошлого. Впрочем, вполне вероятно, что именно таким хотят видеть недалекое будущее Земли люди, подобные ученому-миллиардеру Элону Маску.

Марсианин, рецензия

«Марсианин «, рецензия

Под сценаристский нож Годдарда попали в основном всяческие научные обоснования и прочие атрибуты «жесткой-НФ», тогда как сюжетная структура за некоторыми допущениями повторяет оригинал. Верность первоисточнику отличает Скотта сегодня от него самого времен «Бегущего по лезвию», когда нарратив книги Филипа К. Дика подвергся серьезному авторскому переосмыслению. Может, это и есть путь наименьшего сопротивления, но «Марсианину» не нужны сложные смысловые конструкции, да и семантика киноязыка тут на предельно понятном рядовому зрителю уровне. Это не «Космическая одиссея» и не «Интерстеллар», скорее современная робинзонада — жизнеутверждающий гимн силе человеческого разума, вступившей в длительный союз с древнейшим животным инстинктом самосохранения. Ценность жизни здесь пропагандируется настолько рьяно и настолько вопреки общемировым трендам, что в какой-то момент приходит понимание — в «Марсианине» показана Земля, на которой хочется жить и ради этого человек способен на многое, даже на выживание посреди безжизненной пустыни. Уотни — герой, которому совершенно искренне сопереживаешь и успехам которого радуешься, как радовались когда-то достижениям жюль-верновских «островитян». Причем рассказана эта трогательная история настолько увлекательно, насколько можно это сделать при практически полном отсутствии экшена и в рамках ощутимо длительного хронометража.

Почти два с половиной часа такого узнаваемого и даже не то чтобы слишком уж фантастического, но очень непривычного в своей идеальности мира — мира, в котором душевная и физическая красота вдруг стали реальностью.

Ко всему прочему, «Марсианин» невероятно красив: например, когда камера выхватывает изящный полет огненно-рыжей Джессики Честейн в огромном коридоре космического корабля. Он пленяет иорданскими пейзажами Марса, то и дело заполняющими кадр и создающими реальный эффект ничтожности человека на фоне даже не целой вселенной — одной из множества её планет. Обширные панорамы сменяются ускоренной съемкой деятельности космического Робинзона — если смонтировать отдельно одни только эпизоды жизни Уотни, получится образец прекрасной псевдодокументалистики. Тем более, что лишившийся живых собеседников астронавт ведет видеодневник, в котором фиксирует все значимые события его марсианской жизни. При этом Марк отпускает ненавязчивые шутки и вообще держится молодцом, пока на Земле ведутся настоящие дебаты и споры о том, как лучше вытащить его из далекой колонии. Оптимизм и легкий юмор невероятным образом придают на первый взгляд трагической ленте очевидную повествовательную легкость, и это тоже характерная черта «Марсианина». Фильм Скотта легко смотрится, но зритель рискует остаться с ним надолго, не переваривая, но смакуя изящность и увлекательность, а также внимание Скотта к деталям. Вот взять хотя бы главного героя, ухоженного и мускулистого в начале своей робинзонады, но исхудавшего и по-хипстерски заросшего ближе к концу. Деймон умело вписывается в роль — этакий позитивный и неунывающий парень, который даже землю с голоду грызть будет с улыбкой на широком лице. Он затмевает остальных, безусловно, хотя тут есть такие мастодонты кино как Шон Бин и Джефф Дэниэлс. Но это, уж простите, издержки жанра, которые идут ему скорее на пользу, чем во вред.

Такое кино, как «Марсианин», жизненно необходимо современному зрителю, уставшему от постоянных сводок из горячих точек, криминальных новостей и пугающих прогнозов. Почти два с половиной часа такого узнаваемого и даже не то чтобы слишком уж фантастического, но очень непривычного в своей идеальности мира — мира, в котором душевная и физическая красота вдруг стали реальностью.

AlteraPars:

Рецензия Игоря Нестерова

Рецензия Артура Шафеева

Рецензия Стаса Селицкого

Рецензия Сергея Феофанова