Последний из могикан, предпочитающий строгую классику постмодернистскому беспорядку. Способен отрецензировать в миссионерской позе даже порно, при этом не чужд самоиронии и наследию Артура Гиннеса. Точно знает, какого цвета диван стоял в гостиной Кубрика, а когда защитит диссертацию, все мы перестанем бояться и полюбим атомную бомбу.