Стражи Галактики (Guardians of the Galaxy), Джеймс Ганн, 2014, рецензия

Денис Виленкин о правильном подходе к изображению природы комикса

Питер Куилл – аферист межгалактического масштаба, хохмящий, как Хан Соло, находчивый, как Остап Бендер, известный никому, как Звездный Лорд — в ходе очередной авантюры, не напрягаясь и приплясывая, отыскивает наделенную феноменальной мощью сферу, принадлежащую сумасшедшему тирану Ронану. На этот удивительный шар надзвездных воинов тянет как цыган на золото, а именно: зеленую девицу, психически-нестабильную жертву экспериментов Ракету (никаких енотов, это обидно), дерево с добрыми намерениями, оцифрованного Майкла Рукера с ирокезом, местные войска — всех тех, кто может и должен ворваться на экран, иллюминируя спецэффектами, юмором и неугасаемым ощущением лучшего дня инопланетной жизни, не смотря на потенциальный кирдык всего живого. «О» — как сказал Ракета — «дааааааааааааааа».

Герои однажды перестанут быть функциями-определениями, Джо Карнахан поставит свой нуар «Daredevil», Утка Говард с Дедпулом затмят «Мстителей», а на экраны выйдет «Гражданская война», где Капитан Америка погибнет по вине Железного человека

«Say anything» в будто бы футуристическом Вавилоне, проникнутом ламповостью кантины Мос-Эйсли, что на Татуине — формула ганновской ностальгической реминисценции по годам, трепетно охраняемым Звездым Лордом на своем плеере в виде меломанского великолепия. И если в космосе можно не услышать крик, то не заметить I am hooked on a feeling практически невозможно. Джеймс же, в сущности, не открыл галактику или хотя бы новое измерение в переносе комиксов в формат аудиовизуального произведения, лишь наградив прекрасного Криса Прэтта в роли обаятельного прощелыги личным переживанием, связанным с безвозвратно непрожитой юностью на Терре и 12-тью песнями-настроениями на кассете — он очеловечил героя, заставил его в танце сойти со страниц, потянув за собой всех остальных, завел этот маховик графической феерии, не оставляя никаких шансов серьезным минам ребят в ярком трико. Свято чтимые гиками каноны выдержаны, а некоторые вразумительно переосмыслены. Легендарный марвеловский bad-ass Танос — это разбушевавшийся титан на золотом троне, а Галактус – великан в смешном фиолетовом шлеме, и нет причин делать Галактуса стихийной абсорбирующий материей (Фантастическая четверка 2), к тому же если этой самой материи противостоят четыре предельно серьезных продукта космического излучения в синих комбезах. Коллективные пубертатные фантазии, коими является комиксы, так или иначе не перерастут в трактат о неотвратимой конечности бытия. Всех же хороших все равно не угондошат, так пусть надрывается цветастый верзила, владыка вселенной, а не какая-то жалкая черная дырка от абстракционизма. И Ганн это понимает, как никто другой

В «Стражах галактики» другому классическому душегубу, безумцу Ронану, проходящему обряд богоизбранного народа Кри, мажут лицо подобием глины, в которой он прощеголяет весь фильм, и уже ближе к финалу милым жуликом Куиллом будет объявлено, что это не злодей, а большая какашка, и ведь совершенно справедливо! Уморительное низвержение Ганном злодейской чести — тот риск, ради которого все и затевалось. Дебоширство хорошего вкуса режиссера низкого жанра, и, в общем-то, никакого фурора: это тот же низкий жанр на большие деньги, становящийся по причине очевидного таланта высоким искусством. Взорвать голову Эллен Пейдж, пустить мышей из брюха беременной, наконец, дать зверьку оттянуть хозяйство в тесном костюме. Поставить все на кон, осмелиться, и отправиться спасать вселенную. Хотя бы от засилья мертворожденных кинокомиксов. Герои однажды перестанут быть функциями-определениями, Джо Карнахан поставит свой нуар «Daredevil», Утка Говард с Дедпулом затмят «Мстителей», а на экраны выйдет «Гражданская война», где Капитан Америка погибнет по вине Железного человека, и это, конечно же, не спойлер. Не надо, в общем-то, стесняться. Пуще всего, если у вас на руках и так мужик, завернутый в национальный флаг, или громила, страдающий от нелопающихся трусов. Или енот с автоматом. Особенно енот.