Дивергент (Divergent), 2014, Нил Бергер, рецензия

Екатерина Волкова измеряет ширину девичьих постелей и ругает «Дивергент» за плюшевость, тупость и примитивизм

Не погрешили против истины делатели «Дивергента» своей рекламной заманухой, сняли по понятиям, по «Сумеркам», по «Голодным играм». Чутка патоки с первых, чутка вылизанной антиутопичности со вторых. Сравнивать бесполезно, ибо они едины, как в достоинствах (крайне немногочисленных), так и в недостатках (девочкам-подросткам простительно не замечать). Сюжет тоже где-то там же, где все сюжеты типа и вроде. Избранная нежная девочка против вселенского зла, а если немного вглубь (самую малость, ибо там и тонуть негде), то против кастовости современного ей общества, коварства умников злодеев и секса, но за вечную и чистую любовь. Комбинат, интеграл, 451 по Фаренгейту, но пойдет для подростков, которые едва ли подозревают, что боги смерти едят одни только яблоки, но свято верят, что Слойка люлей валяет много и за дело.

Грабли не страшны пока работает макдональдс, реальность не страшна пока работает попзерновый кинопром

Вот только Вудли не Лоуренс, а о температуре горения бумаги вспоминается все чаще, по мере прохождение главной героиней тяжкого пути от кроличьей еды к татухе. Серьезное упущение, что татуха не соответствует деяниям, ей бы орла во всю задницу, а не скромных «соек» на плечо. Главное не забыться и сжечь первоисточник и сценарий то не рукописи, должны сгореть. Ибо их авторы даже яйцам профиль сменить не потрудились. Все идет по накатанной, по проторенной. Чем глупее, тем моднее. Чем примитивней, тем популярней. Весь возможный правильный посыл херится на стадии выбора главной героиней скачущих мартышек, по той причине, что скакать вместе с ними тупо весело. Это не хребет на грядках гнуть, это не извилины кривить. Вся возможная глубина растворяется в ожидаемой love, которая натуральностью сродни ярко розовой жвачке и пластиковому брелоку. Не выдерживая даже минимума драматизма, который так красил «Голодные игры», «Дивергент» полностью подчиняется необходимости свести хоть как-то красивого, сурового мальчика и девочку-кузнечика. Чтобы каждая девочка помладше не теряла надежду на персонального мраморного Эдика, а постарше — мистера Грея. После того, как в фильме решили такую глобальную проблему придирки к убогой концепции очередного убогого альтернативного мира в альтернативном будущем уже не кажутся важными. Тем более даже верится, что ну тупые американцы могли и по историческому кругу пойти, ведь вся ударная сила граблей безболезненной волной расходится каждый раз по объемному животу, до лба не доставая, нужных мыслей не донося. Мышиная возня с дивергентами, кастами, контролем над человеческими туловищами, государственными переворотами застилается катарактной пленкой, когда миром правит плюшевая любовь узких девичьих постелей и сладких грез о светлом завтра без учебников и ручек, но с батутами и Эдиками. Грабли не страшны пока работает макдональдс, реальность не страшна пока работает попзерновый кинопром.