Князь Владимир, чертыхаясь, рулит в море на доске

Духless 2, 2015, Роман Прыгунов, рецензия

«Уолл-стрит» под хохлому. Глеб Шашлов рецензирует «Духless 2».

Натура — дура,
Судьба — индейка,
А жизнь — копейка

Максим Андреев сбежал от любви и от Фемиды на Бали, оброс скорлупой печоринского дзена и плавает в рекламно голубом океане, который, понятное дело, умиротворяюще вечен. Обычно сложнее вывезти Россию из экспата, как деревню из провинциалки, чем наоборот, однако здесь родина предстает Сайлент-Хиллом, который покинуть невозможно: стучится Левиафаном и насильно тащит обратно, в круговорот бабла и дерьма, стучать на одних козлов в пользу других козлов, разочаровываться в этих козлах и грустить о неизменности бытия.

Поначалу кажется, что избавившись от сомнительного литературного наследия, команде Романа Прыгунова и вовсе будет не о чем говорить — настолько неторопливо все происходит (происходит-то лишь смена открыточных видов да проговариваются вслух устаревшие концепции). Туроператорский маркетинг, почти бекмамбетовский продакт-плейсмент, позавчерашний сленг… Тем удивительнее, что эпоха только кажется ушедшей, а руку протяни — вот она. В моде спорт и твиттер, мафия переползла в надкоммерческие структуры, трубы с баблом прихватизируют генералы МВД, мелкие злодеи перенимают образ жизни из зарубежных сериалов, а подлецы покрупнее цитируют советскую киноклассику. Чебурашка от сваровски как символ этой эпохи — пожалуй, nuff said. Бомонд невыносимо пошл — ну а чего вы хотели, соответствует действительности. Идеалы продаются — ура, хотя бы не пропиваются, лучшие из стартапов можно обратить во зло, и даже читавшие в детстве «Стихотворение гимназиста» (ну не может быть совпадение фамилии «Белкин» случайным — помните, «И травинка, и лесок, в поле каждый колосок?») вырастают в мерзавцев. Героев нет, но за неимением горничной приходится пользовать дворника: существуя практически в системе координат Звягинцева, Прыгунов не отправляет мышек на фиг, отговариваясь, как в известном анекдоте, стратегической ролью своих советов — а дает подобие надежды. Пусть хэппи-энд уровня «с волками жить — по-волчьи выть» — все равно, честные цукерберги существуют по крайней мере на периферии, Россия полна не только смиренных алкоголиков. Быть свиньей потихоньку становится стыдно и невыгодно. Менты, желая получить финансовые консультации, не прибегают к паяльнику и бутылке — не все потеряно! Добро никогда не победит зло, но только потому, что добра не существует вовсе — а так-то любые перемены во благо. Общий вывод тоже вполне симпатичен: можешь — делай, а не спасайся дауншифтингом. Кто, если не ты?
Духлесс фронт

Пожалуй, ближайшее по уровню впечатление — «Легенда 17», как ни удивительно, с тем же замечательным Козловским — знакомые до боли контексты на базе иностранных методик.

Отступников, понятное дело, получиться не могло, но вышел вполне себе «Уолл-стрит» под хохлому. За как бы глубину отвечают флешбеки с океаном (чуть не утонувший в настоящих волнах Макс почти тонет в волнах вранья и сволочизма) и прочий удобный символизм. За пульсацию времени — гугл-очки и борьба коррупции против коррупции. За антураж dolce vita — костюмы, галстуки, феррари и попы саратовских охотниц за счастьем. Пожалуй, ближайшее по уровню впечатление — «Легенда 17», как ни удивительно, с тем же замечательным Козловским — знакомые до боли контексты на базе иностранных методик. Не просто привычно нестыдный мейнстрим, а очень даже симпатичное, динамичное и бодрое кино, альтернатива остальному прокату не только с позиций поддержки отечественного производителя, но и — внезапно — с эстетических. Путь в тысячу ли, как известно, начинается с шага — как для российского кино, так и для нас в целом.