Он от Джейсона ушёл, Он от Стэтхэма ушёл

Форсаж 7 (Furious 7), Джеймс Ван, 2015

Артур Шафеев о феномене бесконечной автомобильной медиафраншизы

В светлые времена детской безмятежности, когда с миром ещё не успело случиться выкидышных продолжений терминатора, а массовый синематограф лишь делал первые шаги в греховодную бездну богопротивных, а ныне бесконечных и повсеместных комиксоэкранизаций, на свет родился до одури бестолковый, но тем и очаровательный «Форсаж» с Вином Дизелем в главной роли, что в те счастливые годы принципиально отрекался от всевозможных сиквелов и тому подобных онанированиях на оригинальных продуктах, чем уважать себя заставил, но талантов рассмотреть не дал. С той поры прошло много лет, забавная сказка о расхитителях видеокассет на мустангах благополучно обросла успешной многосерийной франшизой, в которой гонки к основным действам пришиты аки рукав известно к чему, добавилась тьма актёров на роли первого порядка, да что уж там, даже Дизеля(карьера которого теперь только и держится на всяческих продолжениях Риддиков и Форсажей – какая ирония) добавилось изрядно, что за последние годы разжирел и опух настолько, что всяким своим явлением в кадре вынуждает не в меру остроумного зрителя приписывать литеру «С» перед именем.

Превратившаяся с возвращением Свина непонятно во что и без того невнятная киносубстанция обрела идеальную форму к пятой части, когда многочисленные вековые штампы ударили весело и здраво, подарив зрителю мощный экшон и любопытное новопрочтение друзей оушена с тем лишь исключением, что супротив метросексуалов в элегантных костюмах, в «Форсаже» сказочные аферы производила шайка дебилов в гавайских рубашках, но то было исключительно круто. Даже бесконечные попытки режиссёра уместить заплывшую ряху Дизеля в кадр, дабы тот порассуждал об семейных ценностях, практически не расстраивали, хотя хронометраж изрядно расходовали по причине бесполезности оного не только в кадре, но и в фильме в целом.

Отвоевав на российской земле частью шестой, отправив в расход дракулу, китайца и его подружку, Джастин Лин – режиссёр наиболее успешных частей (само собой финансово – другой стороны успеха у такого безобразия быть не может) отправился на покой; на покой, но на другой отправился и Пол Уокер, что для звезды «Форсажа» весьма поэтично врезался на гоночном автокаре в столб, самовоспламенился и умертвился. Джейсон Стэтхэм, известный своими детальными погружениями в образы бывших агентов элитных спецслужб и тому подобных профессиональных убийц, свою вину в безвременной отставке Уокера отрицал, но мы-то с Вами знаем. И Станиславский тоже знает, и верит.

forsazh-7-retsenziya

«Форсаж 7», рецензия

Кресло режиссёра занял изобретатель Пилы и ещё целой горы вполне себе неплохих ужастиков, что в тандеме с Перевозчиком в роли главной редиски вселяло надежду и светлую веру в то, что Дизеля и его семейку наконец-то жестоко и жёстко истребят, тем самым раз и навсегда перекрыв водопад цитат для пацанских пабликов, что ежесекундно извергается из уст Дизеля, стоит тому только появиться в кадре. Духовность духовностью, но семейные ценности Дизеля окончательно достали ещё лет пять назад, но последний всё никак не умолкнет.

На деле же чуда не произошло, замена режиссёра оказалась категорически незаметной, скорее даже показалось, что Джастина Лина возвели в квадрат, а быть может даже и в куб, поскольку с первых же минут хренометража железная пчела вновь музицирует навязчивыми басами, пока на фоне запотевшим целлюлитом трясут филейные части человеческих самок средней степени привлекательности, повсеместно происходят гонки и красивые автомобили, а солнце светит настолько ярко и тепло, что Дизель от восторга весело сверкает подмышками, лысиной и, да, семейными ценностями.

На этот раз команде Торетто предстоит раздобыть шайтан-машину при помощи которой можно подглядывать за сестрой в душе, а всё затем, чтобы в обмен на устройство получить защиту от мстительного Стэтхэма, что приходится старшим братом злодея из прошлой части. В процессе за волчьей стаей Дизеля увязывается ещё одна банда не особо интересных наёмников, которые оказываются в фильме исключительно для мебели, чтобы было кого убить. Оно и понятно, одним Стэтхэмом сыт не будешь, да и злодей слишком колоритный, чтобы моментально пускать в расход, а потому на алтарь зрелища бросают крутого азиата и амазонку без правил, чтобы те умеренно показали свои таланты и погибли смертью ничтожеств, неуклюже свалившись от рук неумелых, но более звёздных (но менее живых) оппонентов. Все хорошие выжили, все плохие подохли. Вот оно.

Незамысловатая ода гаражной автомобильной прослойке, вольная интерпретация русского народного «Колобка», что успеха добился и бубликом не стал, благо и Дизель нынешними своими формами подходит исключительно абсолютно

Периодически пуская в ход информационные технологии и восточные единоборства, форсажисты в остальном всецело доверяют своим железным лошадям, свято веря, что любую проблему можно решить посредством невъебероятных покатушек по кварталам, что неудивительно, это им удаётся со сравнительной лёгкостью, ибо злодеи страшны только на бумаге, а по факту ещё тупее, чем хорошисты, но оно и понятно – жанр обязывает. И временами можно было бы закрыть глаза на многое, если бы не хотелось закрыть глаза от очередной эпилиптической работы оператора, что без припадков умеет снимать только бегая с камерой вокруг персонажа по всякому поводу и без, отчего и этот элемент к концу фильма начинает доставать. Ловкость рук и никакого оргазма.

Но тем и удивителен феномен «Форсажа», что в эпоху героев в трико является пережитком прошлого, представляя собой безыдейный и наивный боевик, всякий раз собирает жирные залы денег и полные кассы зрителей. Будучи похожим на очаровательные боевички эпохи видеосалонов, «Форсаж», не обладает и сотой долью обаяния условного «Смертельного оружия» или какого-нибудь более подходящего жанром фильма, поскольку опирается «Форсаж» на несколько других китов, выдавая себя едва ли не идеальным фильмом для настоящих мужиков, привлекая таковых филейными тёлками, которых всегда хочет настоящий мужик, крутыми тачками, которых всегда хочет настоящий мужик, и духом истинного пацанства, которое всегда оценит настоящий мужик. Ну и вишенкой оказываются главные хорошисты, что являясь обыкновенной челядью великолепному монастырскому элю предпочитают мирно бухать мочеподобную «Корону», обрастая жиром, не утруждая себя интеллектами и усилиями, но обладая сверхспособностями, выносливостями и прочими полезнейшими овноурсами, из фильма в фильм легко укладывают на лопатки опаснейших наркобаронов, профессиональных утилизаторов и даже Джейсона Стэтхэма.

Незамысловатая ода гаражной автомобильной прослойке, вольная интерпретация русского народного «Колобка», что успеха добился и бубликом не стал, благо и Дизель нынешними своими формами подходит исключительно абсолютно.