Грань будущего (Edge of Tomorrow), 2014, Даг Лайман, рецензия

Александр Елизаров про невыносимые клише и сюжетную простоту «Грани будущего».

Будущее. Мир атакован пришельцами, пролетарии всех стран объединились, война в самом разгаре. Иногда побеждаем мы, чаще — членистоногие. Том Круз работает пресс-атташе армии США и корчит из себя офицера до тех пор пока не получает от неблагоприятного Глиссона приглашение на фронт, которое Круз, ни разу не воевавший, с радостью принимает. Дальнейшие его действия сводятся к рефлексии по былым неудачам, а это, как известно, не более чем “Исходный код”. Ну, плюс инопланетная раса и иже с ними.

Проблема массового кино даже не в обреченности на успехи лишь у одного, пусть и весьма обширного сегмента общества, а в неспособности реализовывать новые, непроверенные идеи; в страхе быть непонятым.

У Лаймана тут, очевидно, работы невпрворот. Динамично, с юмором и неуклюжими армейским замашками, но в общем же мило. Пускай никто не объясняет, чего это вдруг взъелись на простого американского парня, который успешно агитировал львиную долю молодых людей вступить в ряды защитников рода людского. Пускай предыстория главной женской героини — это набор невыносимых клише, а любовная линия до ужаса проста, пускай. “Грань” берет свое там, где позволяют обстоятельства и в большей степени жанровая ориентация. Целевой аудитории хватает нескольких удачных шуток и эффектных взглядов мимо камеры: даже трагизм, заключенный в мудром взгляде Круза, не более чем попытка отсрочить хэппи-энд.

Официально первый летний блокбастер сезона на поверку оказывается настолько обыкновенным, что становится страшно. “Грань” — такая же несмелая попса, как “Люди Икс”, второй “Капитан Америка”. Проблема массового кино даже не в обреченности на успехи лишь у одного, пусть и весьма обширного сегмента общества, а в неспособности реализовывать новые, непроверенные идеи; в страхе быть непонятым. Конечно, когда на тебя давит ответственность за бюджетные деньги, рисковать хочется меньше всего, но если спрос продолжит диктовать предложение, то спектр подобных картин ограничится не привычной гаммой цветов, а пятидесятью оттенками одного. Серого, само собой.

AlteraPars: рецензия Стаса Селицкого