Хоббит: Пустошь Смауга (The Hobbit: The Desolation of Smaug), 2013, Питер Джексон, рецензия

Екатерина Волкова сравнивает Хоббита c неудачным сексом, выражаясь таким образом contra

Поднимите мне руки, опустите мне веки, дабы не видели больше глаза мои того безобразия, что зовется «Хоббит: Пустошь Смауга». Фильм без начала и конца, безначальность и бесконечность которого не могла не ожидаться, но все равно оставила кислое послевкусие. Чудесное спасение, которым закончился первый фильм, ожидаемо не дало никаких результатов. И компания маленьких ушастых существ снова в опасности. Прорезавшийся на экране Джексон хитро глянул и скрылся, оставив гномов, полурослика и мага выбираться из неприятностей самостоятельно. Они и выбрались, потом забрались в новые, потом еще раз и еще, а потом пошли титры.

Средиземье как сова: не то, чем кажется. Страшная тайна, которая и не тайна вовсе, новый мир Джексона — это зеленый фон и декорации. Магия закончилась там, где стало очевидно, что грим не вернет свежести Блуму-Леголасу, ведь он, в отличие от своего вечно зеленого героя стал старше, как и все мы: зрители, больше десяти лет назад впервые посмотревшие «Властелина колец». С любовью к легенде о Фродо и кольце в те давние времена могла сравниться разве что любовь к мальчику, который выжил. Пусть умертвия так и остались лежать в курганах, но в руках Джексона книга ожила, экранизация получилась почти идеальная и иллюзию реальности Средиземья не могли разбить даже доп. материалы, которые смотреть было не менее занимательно, чем саму трилогию. Приколы на тему памятных колец, поступок Мортенсена, танец маори. Все, что делало «Властелина колец» властелином сердец в «Хоббите» самоочевидно и утомительно. Видно, что работа была проделана и работа огромная, но то была только работа. Так мило смотревшиеся в трилогии камео членов съемочной группы в «Хоббите» уже моветон, как повторение раз за разом одной и той же шутки. Даже картинка потерта, как старое седло, столько кино-ягодиц в нем успело посидеть с тех пор. Орнаменты, древесные мотивы — все это было повторено раз по двадцать, тридцать, переповторено и пере-, пере-. Унылый юмор тоже не дает проникнуться по-джексоновски состряпанной атмосферой, Торин, вылезающий из отхожего места? Why so serious тогда во всем остальном? Унылы и самоповторы. Унылы всадники и… Саурон? (повторюсь) Why so serious? Экшен, правда, не уныл, но представляет собой нечто среднее между полетами Имоу и трансформерскими разборками терминаторов. Чудно смотрится любовь ушастиков, нечто вроде было у «Ногу свело»:

Хочу иметь детей я только от тебя
Пускай ты лилипут, а я ушастая.

Новый фильм Джексона — как половой акт, так и не закончившийся оргазмом: все что-то терлось, что-то ерзало, но увы и ах.

Но хуже всего прагматическая бесконечность, ведь, если поставить точку и убить дракона, то какой идиот пойдет «на просмотр картины второй», все типа закончилось. В результате бестолковые гонки по очередной «мории» и никакого финала. Можно было бы оправдать тем, что на третью часть ничего не останется, только война, а тольковость войны уже некруто смотрелась в финальных «Сумерках» и «Гарри Поттере» с растянутым, как конечности Бумера, экшеном и баблосрубательным дроблением книг. Вот только «Хоббит» уже растянут, размазан, раздроблен, напичкан бестолковостями и урезан в важном, а без убийства дракона новый фильм Джексона — как половой акт, так и не закончившийся оргазмом: все что-то терлось, что-то ерзало, но увы и ах.

Так уютно, по-хоббитовски все начиналось в «Нежданном путешествии», сказочно, с песнями, предвкушением приключений.

Прямо к порогу подходит дорога,
Стоит лишь дверь распахнуть,
И если уж ты шагнул за порог,
Придется пройти весь путь.

Однозначно придется, плюясь и понимая, что Агата Кристи была права на счет возвращений в места когда-то любимые. Вот оно — Средиземье. Радуйтесь, если сможете. Ведь история обернулась фарсом, клоунадой, представлением, широко разрекламированным и ничего не дающим. Это как олимпийский факел, зажженный от зажигалки, зато спущенный на дно Байкала. Нет у меня авторских мыслей по поводу, только глубокое разочарование, как если бы узнала, что все симпатичные актеры в фильме — геи.

AlteraPars: заметка Глеба Шашлова и рецензия Игоря Нестерова