Игра Эндера (Ender’s Game), 2013, Гэвин Худ, рецензия

Стас Селицкий про антилиберальный речитатив и ушедшие восьмидесятые

Двадцать второй век. На Землю напали жукеры — рой насекомоподобных инопланетян. Вторжение поутихло, но рецидив не за горами. Детей готовят в специальных милитаризированных школах, чтобы они прорабатывали стратегию боя при помощи удаленного контроля за кораблями.

80-е остались в 80-х вместе с любимейшим Полом Верхувеном и иже с ним.

Решение сделать детей главными героями такой истории, так как их предприимчивый ум позволяет дерзить в компьютерных играх, не кажется таким спорным решением, как сама экранизация книжки Орсона Скотта Харда. По форме и содержанию «Игра Эндера» притворяется детскими приключениями, но таковыми не является — информационная пропаганда контроля масс железно вшита автором в код произведения, затронуты важные политические аспекты и не только. Написав первую книгу, Скотт Хард поймал волну и вот уже двадцать пять лет только и расширяет серию. Впрочем, устремления сочинителя понятны — исходник полюбился хайнлайновскими рассуждениями и морализаторством «Повелителя мух», а дальше навеяло. Скорее всего, создатели фильма не рассчитывали на сиквел изначально, потому что ко второй книге ключевые герои истории предстают уже резко взрослыми. Именно благодаря антилиберальному речитативу «Игра» отлично укладывается в окрепших умах, но оказывается паршивой овцой среди простодушных веселых кинокомиксов и забулдыжных глянцевых блокбастеров, ведь 80-е остались в 80-х вместе с любимейшим Полом Верхувеном и иже с ним. Однако, как когда-то и у Кубрика, все самое интересное происходит в казармах: на поле боя «Эндер» так и остается красивой картинкой из планетариума.