Inside Out Loud

Из машины (Ex Machina), 2014, Алекс Гарленд

Глеб Тимофеев рецензирует «Ex Machina»

Загадочный бородатый миллардер, посерединке между Сергеем Брином и Тони Старком, отшельничает на вилле в горах, периодически разбавляет периоды одержимости ЗОЖ обильными возлияниями и конструирует симпатичных механических девушек. Однако для техногенной эволюции-революции необходимо не только наделить киборгов искусственным интеллектом, но и убедиться, что он неотличим от человеческого. Для теста Тьюринга в бастион одиночества приглашается молодой и, наверное, талантливый рыжий идеалист – он-то и будет беседовать с очаровательной Авой, с каждой встречей проникаясь все более и более глубокой симпатией.

iz-mashiny-retsenziya

«Из машины», рецензия

Техногенно-евгенистическая фантастика про Эй-Ай, при этом не голливудская, не по Азимову или Дику, без Брукхаймера, блондинок или хотя бы Шварцнеггера – это уже достаточно свежо само по себе. При этом на традиционном жанровом «Слава роботам, убить человеков» нет доминирующего акцента. Нельзя сказать, что история оригинальна на сто процентов – во всяком случае, концепция флирта с роботом знакома всем владельцам Siri (да и недавнее кино «Она» было о похожих вещах, пусть и несколько мощнее кастом и тусклее социальным троллингом) — но перемещение угла обзора выглядит как минимум любопытным. В литературе и кино, да и просто в зрительском сознании, относительно тестов Тьюринга интеллект вечно путается с интеллектуальностью – хотя, скажем, условная Манька-облигация вполне может на большинство вопросов психологических и IQ анкет отвечать «Чаво?», и при этом по-человечески хотеть платье. И дело даже не в мысленных экспериментах с китайской (в контексте – черно-белой) комнатой – дело, как нам говорят, вообще не в разумности, а в эмоциональных и поведенческих механизмах. Действительно, готовый хомо гаджетус 21 века: в голове гугл и википедия, набор цитат из соцсетей и эмпатический диапазон табуретки – от робота отличить можно не всегда, эдакий «обратный тест». Так что же делает человека человеком?

Чтобы понять, на что похож «Ex Machina», вообразите, что у руля Педро Альмодовар – и он большой поклонник Филлипа Дика. Дебютант Гарленд – хитрый манипулятор, и заставляет зрителей вполне искренне сопереживать роботам, точно так же, как богатый гений водит за нос юного программиста. Нам это демонстрируется через переломный момент в отношении: сначала Калеб воспринимает Аву исключительно как машину, а создатель Нейтан толкает философские речи о чувствах и желаниях, а затем, после установления определенного доверия, молодой тестер болезненно кривится в лаборатории изобретателя, когда последний демонстрирует «начинку» своих киборгов и описывает их нарочито техническими терминами. Все, наживка проглочена. Манипуляция, в принципе, несложная: примерно по тем же причинам красоткой может показаться Сара Кэрриган в образе зерга, хотя хитиновая броня делает ее ближе к таракану, чем к человеку. Мы воспринимаем шаблоны поведения и реагируем на манеру общения, а не анализируем природу собеседника. Если вдуматься, тест Тьюринга характеризует разумность не искусственного интеллекта, а самого тестирующего – и Ex Machina – редкий пример удачной реализации этой мысли.

Дебютант Гарленд – хитрый манипулятор, и заставляет зрителей вполне искренне сопереживать роботам, точно так же, как богатый гений водит за нос юного программиста

Что еще? Симпатия? Не смешите, даже с человеком не всегда понятно, что уж говорить о роботах. Искусная игра в имитацию, не более. Может быть, страдание и жажда свободы? В этом есть смысл – во всяком случае, мучить киборгов лучше, чем похищать живых девушек. Нейтан – как сетевой онанист, довольно противен, но, в принципе, безвреден. Зато сама постановка вопроса о сочувствии чертову компьютеру говорит о круто проделанной работе – не говоря уже о том, что сочувствие это вызвать вполне удается. Выводы, однако, безжалостно неутешительные: задротам не нужна девушка с интеллектом, пусть и искусственным; принцессам не нужен рыцарь, пусть убьет дракона и катится на все четыре стороны; если Создатель – свинья, то и из созданий ничего хорошего не выйдет. Думаете, разумной будет признана машина, которая сможет любить и творить? Черта с два, с этим куда-нибудь к Спилбергу. Человек – это в первую очередь эгоизм, хитрость и жестокость, и с этой точки зрения, конечно, тест пройден.