Люси (Lucy), 2014, Люк Бессон, рецензия

Ив Мольер рецензирует «Люси», ироничную, трагикомичную, лишенную лирики и ненужных отступлений. Тем и ценную.

Избегаем скучных и понятных метафор (как Бессон избегает причинно-следственные связи и учебник по биологии) : наш мозг — пакетик с соком и одним крошечным отверстием, наглухо залепленным фольгой. По версии сценаристов, мы, простые смертные, протыкаем фольгу трубочкой выживания ради и все отведенное нам на бренное существование время попиваем небольшими глотками заветную жидкость, в то время как гении наподобие пухлогубой и горячей Скарлетт Йоханссон безбожно дырявят несчастный пакет во всех возможных местах и обливаются соком с ног до головы. Все это очень тесно связано с медузами, обезьянами и смыслом жизни. А если вы не поняли метафору, то Люси постарается объяснить, что именно следует поменять в вашей ЦНС, чтобы шестеренки в голове закрутились в нужную сторону. Протокола ради: о чем-то из этой же оперы, но другими и более доступным словами говорил Тайлер Дерден, опуская биологические подробности и часто употребляя термины вроде «насрать» или «сломать». Бытует мнение, что к последнему прислушивались и не без интереса.

Визуальная сладость кино и его бодрая динамичность с лихвой окупают сюжетную простоту и какую-то поразительную неграмотность — на выходе имеем гэкающего и чмыгающего носом супергероя, но такого красивищного и статного, что невозможно не признать — шалость удалась.

На протяжении десятилетия Люк Бессон наслаждался бесчисленными детищами discovery и bbc да так увлекся динозаврами и эволюционной теорией, что решил немного разнообразить школьный курс и внести туда свою лепту в виде пьяной блондинки в леопардовой кофте и нескольких пакетов наркоты — словом, если бы при этом на заднем фоне разъежал сумасшедший таксист,а с крыши на крышу прыгала бы рыжеволосая Мила Йовович, градус абсурдности и сумасшествия не изменился бы ни на йоту. И в этом есть определенный плюс, если, конечно, вы не законченный сноб и циник. Кто еще способен так иронично, легко и трагикомично обыграть научную фантастику, оттолкнувшись от безумной теории? Никакой лирики и ненужных отступлений — таймер отсчитывает проценты, Люси ввязывается в историю с бандитами, которые используют ее в качестве упаковки для товара, а Морган Фриман невозмутимо читает свою лекцию про то, как одна глупая и простая клетка дала начало безумной, безумной, безумной человеческой цивилизации, жестоко трахнувшей матушку-природу во все щели.

Морали у басни всего две, да и про те говорить в фильме как-то не принято, но внимательный зритель всенепременно уловит намек на симпатию ботаникам, которые просто обязаны вдохновиться и продолжить третировать свои нейроны, вгрызаясь в гранит науки, и осознает, что живем мы все как-то неправильно и бутерброд едим не той стороной. Правильнее всего, по версии Люси, вернуться к истокам, податься в дикие тропические леса и отвесить низкий поклон неандертальцам, тратившим свои силы, чтобы эволюционировать в нас. Или нет. Может, и так неправильно. К сожалению, Люси и Бессон и сами пока что не определились — их настигли титры.

Волшебным образом «Люси» приятно возбуждает все возможные нервные окончания и насильно обращает зрителя в ребенка, который испытывает непреодолимое желание выйти из кинозала через дыру в стене, проделанную силой разума. То есть, хоть драмы и не получилось, благо все воспоминания героини о вкусе материнского молока и поглаженной в детстве кошке лопнули мыльным пузырем — сильно отвлекал хирург, ковыряющийся в абдоминальной полости леди, вышел очень живой экшен, зажигающий внутри кратковременный, но яркий фейерверк и пробуждающий белую зависть к героине, использующей мозг на заветные сто.

Чтобы поверить в то, что Люси красивая и умная в белом пальто стоит, достаточно не задавать лишних вопросов и не искать логических связок там, где их в спешке ампутировали во имя еще одной сцены с левитацией и взрывами разноцветной материи в космосе. Визуальная сладость кино и его бодрая динамичность с лихвой окупают сюжетную простоту и какую-то поразительную неграмотность — на выходе имеем гэкающего и чмыгающего носом супергероя, но такого красивищного и статного, что невозможно не признать — шалость удалась. На большее лента, конечно, не тянет. Бессон вернулся в детство и устами пятилетнего высказал мнение о сущности бытия и необходимости ценить каждую минуту жизни.