Мисс Переполох (She’s Funny That Way), 2014, Питер Богданович

Виктория Горбенко находит новый фильм Богдановича симпатичным и умилительным

Бродвейский режиссер Арнольд конспиративно вкладывает активы в девиц легкого поведения, помогая таким образом сбытию их мечт. Иззи aka Зажигалка попадает в цепкие лапы Арнольда, получает от него $ 30 000 на булавки и отправляется покорять сцену. По странному стечению обстоятельств она попадает на пробы в спектакль своего мецената, который всячески старается сбыть девицу с глаз долой, но все вокруг – от его супруги и ее воздыхателя до заинтересовавшегося актрисой сценариста — в восторге от таланта Иззи, которая успела переименоваться в Изабеллу по совету своего то ли стервозного, то ли попросту истеричного психолога. Психолог совершенно случайно оказывается герлфренд сценариста, отец сценариста – частным детективом, шпионящим за Иззи по поручению местного судьи. Судья по иронии судьбы тоже лечится у неуравновешенного психолога. И так далее. Это Питер Богданович возвращается на большие экраны с комедией, из всех клише более всего склонной именоваться эксцентрической.

miss-perepoloh-retsenziya

«Мисс Переполох», рецензия

В этом весь Питер Богданович. Пожалуй, мало кто мог бы снять в бродвейских декорациях кино о том, как нужно правильно любить кино

Персонажи, как водится, попадают в ситуации диапазоном от забавных до нелепых, распутывают клубок своих сложных взаимоотношений, чтобы тут же смотать его обратно с удвоенной небрежностью, и отпускают по ходу дела шутки разной степени удачности. Чего фильму не занимать, так это динамики и задора, но, положа руку на сердце, по-настоящему смешная тут только Дженнифер Энистон. Ну, и может, немного ее собака. При этом кино все равно в своем роде чудесное. Оно похоже на симпатичного старичка (коим без сомнения является и сам режиссер), в сотый раз рассказывающего одну и ту же байку. Но при этом старичок тот вызывает не жалость или снисходительность, но самое настоящее умиление, а порой – и живой интерес, потому что история каждый раз обрастает новыми деталями. «She’s Funny That Way» замечательно характерной для Богдановича влюбленностью в те славные времена, когда Голливуд был фабрикой не только грез, но и их воплощения в реальность. Тогда случайная встреча в кафе могла зажечь звезду, работница авиазавода превращалась в секс-символ, а несравненная Одри ходила завтракать к Тиффани, пропагандируя за кадром волшебную силу смеха и называя счастье основным рецептом красоты. В этом весь Питер Богданович. Пожалуй, мало кто мог бы снять в бродвейских декорациях кино о том, как нужно правильно любить кино. Более того, никто лучше человека, заставившего сиять бумажную луну, не знает, что свой последний киносеанс лучше всего смотреть, нацелившись глазами прямо в небо. И свидетелем тому здесь — один из лучших богов, когда-либо появлявшихся ex machina.