Телекинез (Carrie), 2013, Кимберли Пирс, рецензия

Антон Фомочкин о напыщенной серьезности, искусственности и нестандартном использовании металлических линеек в новой «Кэрри».

В муках у набожной Маргарет Уайт появляется дитя, зачатое во грехе (ну а как иначе) и потенциально — не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка, а на деле обычный младенец, которое она так и не решает познакомить с кухонным ножом. Воспитывается Кэрри по системе «иди в чулан и молись», одевается в лохмотья и волчонком смотрит на окружающих. Ее бы не замечали до самого выпускного, если бы не запоздалые месячные, спровоцировавшие по незнанию крики о скорой смерти. Одноклассницы повода не упустили и моментально запечатлели ситуацию на мобильный телефон (без ютуба не обошлось). Этот случай оказался поворотным в жизни всех причастных к этой истории. Покуда учителя будут гадать, как наказать зачинщиц, самая главная стерва вынашивать план как нагадить главной героине еще сильнее, первая красавица школы задумчиво смотреть в пустоту из-за угрызений совести, а мать усиленно самоистязать себя, Кэрри откроет в себе способности шевелить флаг, разбивать зеркала и поднимать книги, силой мысли.

Искусственно, бездушно и просто скучно.

Основная проблема фильма — напыщенная серьезность, утяжеляющая даже такую легкую для восприятия тематику мести, травли, мол, каждому воздастся. Гипертрофированные, доведенные до абсурдной крайности образы раздражающе искусственны, девочки преимущественно сучки, мальчики либо тупоголовое быдло, либо манекены, с соответствующим умственным развитием. Пирс лишь укорачивает шорты школьницам, а финальным кадром извращает это и без того безвкусное действо до планетарных масштабов ереси. В остальном — практически покадровое воспроизведение ленты ДеПальмы. Этакий пересказ на новый лад, скроенный по модным лекалам, с дурной компьютерной графикой, гарантированно симпатичным юному, современному зрителю саундтреком. Только вот рассказчик, кажется, практически ничего не понял и всерьез решил, что это обычная страшилка, которую можно рассказать сидя у костра.

Способность к телекинезу, здесь идет по принципу — предупрежден, значит, вооружен, и не является « необъяснимой демонической силой обиженной девочки». Потому просмотр новой Кэрри вызывает чувство пародийности происходящего, этакая коллекция несуразностей, сборник неудачных дублей. Там где было страшно, становится смешно. Линейка, как и ножи, торчат из плоти. Людей в машине нужно мучить (там, собственно, уже не важно творили они добро или нет), как пауку отрывая лапки, медленно и с наслаждением вбивать груду метала в стену. Попытки объяснить все, вместо изящной недосказанности. Искусственно, бездушно и просто скучно. Да и преображения не будет, Морец — не Спейсек, все-таки, и если сменить лохмотья на розовое платье, то ничего не изменится. Миловидная девушка на изгоя не тянет. Да и у Спейсек в глазах была ярость и обида, а вот у Морец пустота.