Одержимость Майкла Кинга (The Possession of Michael King), 2014, Дэвид Юнг, рецензия

Ив Мольер про правильное использование детских мелков и содомию с экстрасенсами-хипстерами.

Майкл Кинг потерял жену, веру и надежду. Оставшаяся у него на руках прелестная дочурка не оказалась достаточным утешением, а потому герой дня решил бросить вызов Вселенной и доказать, что Бог и Дьявол не существуют. Как и любой другой индивид в состоянии невроза и глубокой депрессии, Майкл руководствуется только эмоциями, кладет на логику большой фаллический орган, наслаждается опасными наркотическими трипами и всячески пытается завоевать внимание обитателей ада. Зачем, он не знает и сам, но взывать к ангелам — занятие слишком скучное и банальное, куда продуктивнее пришивать к животу аппликацию из человеческих зубов и лизать жаб темными ночами на кладбище. Дочка, тем временем, страдает от кошмаров, дожидаясь доброго папочку дома. Но папочка занят. Он налаживает контакты с Люцифером. Дело как-то не пошло, общение не задалось. Да и снимать Майклу и его другу надоело. И тут, как по закону подлости, демоны все-таки отвлеклись от адской рутины и решили посетить мир смертных. Как говорится, все сбудется, стоит только расхотеть. Теперь Майкл и сам не рад спонтанной тошноте, шуму в голове и ходьбе во сне, но грех жаловаться, когда тебе систематически уделяют столько внимания, нашептывая на ушко проклятия и заговоры.

Ни тебе теории, ни интересных отсылок к религиозным текстам — персонаж пытается вызвать темные силы, рисуя пентаграмму мелками дочери и предаваясь содомии с экстрасенсами-хипстерами.

«Одержимость Майкла Кинга» — это, вопреки всем ожиданиям и вполне логичным предположениям, фильм не про экзорцизм. Более того, это даже не фильм про веру, тема оной всплывает единожды и тут же тонет в потоке сумбурных галлюцинаций, которым способствовал то ли лукавый, то ли вещества, принятые главным героем. Все, что можно ожидать от ленты — модная нынче псевдокументалистика (читай: череда сценок, снятых «трясущимися» руками и иногда в психоделично-кислотных цветах, чтобы подчеркнуть степень драматизма). Ни тебе теории, ни интересных отсылок к религиозным текстам — персонаж пытается вызвать темные силы, рисуя пентаграмму мелками дочери и предаваясь содомии с экстрасенсами-хипстерами.

Автор этого фрик-шоу — новичок в мире кино. И первый опыт Дэвида Юнга говорит только о том, что он — еще и начинающий двоечник. Ни хоррор, ни триллер ему не удался. Во многом за счет тотального отсутствия саспенса или хотя бы тени интриги. Передвигаясь от шаблона к шаблону нервными и несколько истеричными рывками, Юнг принуждает зло разговаривать с персонажем пропитым голосом глубоко несчастного алкоголика, временами двигает мебель и надеется удивить искушенного зрителя кровавой звездой, вырезанной на груди. Приемы эти до ужаса избиты и изъедены временем, как пушистая шубка прожорливой молью, а аудиторию необходимо грамотно удивлять, тем более в век компьютерных технологий и сияющих всеми красками радуги и эмоций спецэффектов. Вызывая скуку, смятение и позывы выплюнуть непережеванный поп-корн и покинуть зал во имя более интересного и продуктивного времяпрепровождения, «Одержимость Майкла Кинга» оставляет крайне неприятное впечатление, смахивая на проходной, непримечательный и до ужаса банальный фильм.