Навстречу шторму (Into the Storm), Стивен Куэйл, 2014, рецензия

Антон Фомочкин видит в «Навстречу шторму» экранизацию книги «Фильм-катастрофа для чайников»

Противопоставлять среднестатистическим горожанам стихию – дело выигрышное, маньяк может схватить сердечный приступ, неведомая нечисть разгоняется с помощью библии, да и не существует вовсе, а с капризами природы ничего не поделать, только терпеть, да коротать тревожные часы в первом подвернувшемся убежище. Но при таком удачном антагонисте возникают трудности с тем, как эту историю растянуть, чтобы хронометраж получился традиционным. Откровенно фантастичные ситуации (резкое похолодание, что сковало во льдах Нью-Йорк, конец света) заканчиваются обычно экологической моралью — не похерьте, мол, природу, мать вашу. Оставить героев в более традиционных условиях — задача трудная, и решать ее проблематично, особенно если ты сценарист кинофильмов «Шаг вперед» и «Улики». Зритель должен сопереживать, ассоциировать себя с героями, чтобы просидеть у экрана стандартные полтора часа экранного времени и не заскучать.

Оставить героев в более традиционных условиях — задача трудная, и решать ее проблематично, особенно если ты сценарист кинофильмов «Шаг вперед» и «Улики»

Увы, создатели «Навстречу шторму» решили пойти по пути наименьшего сопротивления – поставить в центр плохо прописанную семью, окружив ее либо непроходимыми идиотами, либо специалистами узкого профиля (охотниками за торнадо). Показать хронику разрушений в форме сборника зарисовок – риск. Поместить сына среднестатистического завуча школы в водную ловушку (склеить девушку проще всего, отправившись с ней на заброшенный завод) и построить интригу на спасении отпрыска – профит. Традиционное чудо героизма, произведенное на последнем дыхании – в комплекте, как и окрепшие семейные ценности. Логика понятна: пережив такое, любая ссора кажется пустяком, а близкие ценятся еще больше, и так далее, и тому подобное. Вот только наблюдая персонажей, напоминающих выполненные в полный рост фотографии на картоне (как бы не снесло) и чудовищно характерную драматургию, предаваться сантиментам немного затруднительно. Куэйл упускает самое страшное в этой ситуации, прикрывая это страшное улыбками воссоединившейся семьи, а на заднем плане остаются руины нажитого за много лет быта героев и их соседей. В остальном мы видим привычную уже панораму, набор архетипов, старательно выписанных из учебника «Фильм-катастрофа для чайников». Вообще говоря, здесь все из этой книги — от диалогов до развития сюжета. В итоге получается чертовски эффектное, хотя и глупое зрелище.