Коматозники (Flatliners), 2017, Нильс Арден Оплев

Анна Дедова рецензирует ремейк «Коматозников», снятый Нильсом Арденом Оплевом

Девять лет назад Кортни не отличалась хорошим поведением за рулем. Привычка смс-иться во время вождения привела к аварии со смертельным исходом, правда, пострадала не сама Кортни, а ее младшая сестра. Спустя годы девушку все еще гложет чувство вины, а занятие медицинской практикой позволяет студентке донимать пациентов, побывавших в коме, вопросами о том, каково это: оказаться на той стороне и можно ли ненароком кого-нибудь там встретить. Юное дарование решает не останавливаться на социологических опросах, а организовать исследование в полевых условиях: произвести остановку сердца, а затем вернуться к жизни, чтобы на собственном опыте ощутить, что же нас ждет после смерти. Но собранная из нытной подруги-паникерши и красавчика-мажора команда возвращателей с того света чуть было не угробила вождя научного коматоза, благо, на выручку им пришли вроде как еще одни лучшие студенты курса, по совместительству конкурирующие между собой. После успешного окончания эксперимента с Кортни, которая внезапно обрела способности Чудо-Женщины и Доктора Хауса, очевидцы наперебой хотят занять место под дефибриллятором, но останутся ли в мире их души после путешествия туда и обратно – вопрос новой наукой Кортни изучен не был.

«Коматозники», рецензия

Несмотря на схожую фабулу «пять медицинских студентов решают поиграть со смертью», новых «Коматозников» нельзя назвать покадровым римейком культовой ленты 1990 года. Инициативная группа в лучших традициях принципа голливудского равенства изменила гендерный и расовый состав. Заводилой в компании становится именно одержимая своими идеями Кортни, пока парни стоят на подхвате. а героиня Кирси Клемонс иллюстрирует историю об афроамериканской девушке, идущей к успеху. Однако такой принцип подбора персонажей не только с формальной точки зрения соответствует нынешним нормам кастинг-директоров, но и по существу отражает расстановку сил в поколении «миллениалов». Пожалуй, именно этим и отличаются «Коматозники» прошлого и настоящего – сформировавшимися взглядами на жизнь. Патлатые романтики видели соревнование в количестве забегов на время смерти друг у друга, а также хотели тем самым бросить вызов законам природы. Нынешние хорошо постриженные детки используют запрещенные походы исключительно в качестве способа прокачать навыки для достижения личных целей – как минимум сдать экзамен, как максимум стать лучшим на курсе. Например, Кортни заманивала приятелей на опыт обещаниями прославиться в ученых кругах, а соплежуй-подруга была готова рискнуть встречей с охранниками и, как следствие, плохо подготовленной операцией в страхе перед изучением неврологии и разочарованием матери. Конечно, здесь нашлось место знаменитой цитате «Хороший день, чтобы умереть» и камео Кифера Сазерленда, но этим мелочам не сблизить фильмы, у которых слишком разные форма и содержание.

Новых «Коматозников» нельзя назвать покадровым римейком культовой ленты 1990 года. Инициативная группа в лучших традициях принципа голливудского равенства изменила гендерный и расовый состав

Режиссер Нильс Арден Оплев, известный в первую очередь оригинальной трилогией «Миллениум», на этот раз решил не творить реалистичный триллер там, где так и напрашивается шаг в сторону паранормального. Правда, при визулизации загробных путушествий некоторых персонажей в картине переборщили – полеты души вверх все выше и выше сквозь витражи кафедральных соборов чересчур для фильма с околонаучным базисом. Преследующие же героев призраки прошлого, обосновавшиеся в их сознании после гиперскачка мозговой активности, ведут себя как полагается прилежным страшилкам – включают странные шумы на радио, выскакивают из углов, спины и темноты, укоризненно и зловеще смотрят на обидчиков глазами в обрамлении мертвецкой синевы и так и норовят учинить над негодниками физическую расправу. В какой-то момент даже становится интересно, не показывают ли зрителю открывашку для новой франшизы по типу «Пункта назначения». С одной стороны таким образом Оплев ведет персонажей по самому простому пути, ведь рано или поздно кто-то да должен предложить, что надо просто постараться исправить причиненный когда-то вред разной степени тяжести и примириться с совестью. С другой – подобные моральные конфликты, связанные с искуплением грехов, уже далеко не новы для кинематографа, поэтому не стоит укорять создателей в выборе очевидных сейчас художественных приемов при общей бодрости происходящего на экране. Оригинальность свою сценаристы все же проявили: заняться сексом с понравившимся человеком и съехать от мамы только после перехода границы между жизнью и смертью – нетривиальная дорога для взросления. На выходе «Коматозники» оказываются фильмом, который все же незаслуженно будет обречен на сравнение с оригиналом и удачно бы смотрелся на каком-нибудь стриминговом сервисе – сериального опыта Оплеву как никак не занимать.