Конг: Остров черепа (Kong: Skull Island), 2017,  Джордан Вот-Робертс

Анастасия Плохотина посмотрела «Конг: Остров черепа» и осталась довольна

Поговаривают, жила-была мышь. И однажды она встретилась со львом. Одни говорят, что лев сожрал её в ту же секунду. Другие уверены – мышь убила льва колючкой. Как было на самом деле?

Сухие факты: «Конг» — это кино молодого и ещё малоизвестного режиссера Вот-Робертса, снятое за нескромные 190 000 000 долларов. Шестидесятая позиция в списке самых дорогих фильмов. Неприлично бессюжетный трейлер, пестрящий взрывами и грозными взглядами в камеру. Все говорило в пользу холодной голливудской хроники двухчасового отстреливания от обезьяны.

Вместо духовной нищеты лента демонстрирует духовное родство с Джонни Кэшем и представляет собой концентрированное, отполированное ретро в горчичной гамме. «Конг» всем своим видом походит на рождественскую индейку, нафаршированную каким-то взбалмошным американским духом и этой «мать её, крутизной», которая превращает любую возрастную аудиторию в ребенка, волнительно обнявшего колени. Надменным сфинксом в кадр вплывает профиль Джона Гудмана, и уже его харизма задает дух олдскульного приключения. Сэмюэл Л. Джексон, Гудман и Райли для тех, кто постарше, Том Хиддлстон и Бри Ларсон для юных дев, очки-стрекозы для тех, кто сомневался в серьезности намерений этих ребят, голубые рубашки для ученых, чтобы подчеркнуть презрение к здравому смыслу.

«Конг: Остров черепа», рецензия

В Острове Черепа удивительным образом происходит симбиоз, какой сейчас редко найдешь: мощнейшая визуализация встречает неглупую и далеко незаурядную историю. Упаси их Господь, они не собираются открыть вам новую Америку и показать другую сторону Голливуда. Вы увидите что-то старое, но очень любимое, с нотками «Парка Юрского периода» и боевиков из детства. Вы увидите, как в одном бокале встречаются быль и сказка, словно виски и лед, как распахивает свои объятия могущественный лес, как раздуваются ноздри Сэмюэля Л. Джексона.

Вот-Робертс совершил поступок, близкий к героическому, не допустив в эту историю лишнюю драму или шутовство. Ровно пополам. Зритель разглядит каждую пылинку в воздухе и даже пятьдесят оттенков десен Конга, но это вовремя уравновесит сюжетная линия, настолько глубокая и трогательная, насколько этого требует жанр. Лишняя философия убивает динамику, избыток динамики насилует смысл противоестественными путями. Как и любая взрослая сказка, «Остров черепа» достаточно грешит логическими ошибками, не всегда рассчитывает свои силы, хватаясь за очередной эффектный прием, но зато филигранно поднимается, случись ему поскользнуться на условной банановой шкурке.

Да, это всё та же история про очень большую обезьяну. Слегка плаксивая, потому как чем больше площадь поверхности несчастного объекта, тем больше хочется его жалеть. Вас попытаются обмануть и запутать окончательно, нарисовав ложную и даже слегка фальшивую маску слепой агрессии, но фильм бодро скинет её, чтобы показать себя во всей красе

Да, это всё та же история про очень большую обезьяну. Слегка плаксивая, потому как чем больше площадь поверхности несчастного объекта, тем больше хочется его жалеть. Вас попытаются обмануть и запутать окончательно, нарисовав ложную и даже слегка фальшивую маску слепой агрессии, но фильм бодро скинет её, чтобы показать себя во всей красе. Лента сможет выгодно мимикрировать под предпочтения аудитории. Ищущий смысл, обретет его немедля, исходя из деталей и мелочей, зазевавшийся на гигантских пауков, осьминогов и водопады из обезьяньего рта, компенсирует упущенную мораль эстетическим вдохновением.

Поговаривают, жила – была мышь. И она отправилась искать льва, предположительно, вооружившись колючкой. Каково? «Плохая идея. Давайте начинать.»