Get Out

Мадам (Madame), 2017, Аманда Штерс

Виктория Горбенко рассказывает о комедийной мелодраме Аманды Штерс

Когда-то Энн (Тони Колетт) была инструктором по гольфу, но потом удачно вышла замуж. Теперь ее супруг Боб (Харви Кейтель) испытывает проблемы с деньгами, что всеми силами скрывает. Спасти шаткое финансовое положение может продажа фамильной ценности – полотна кисти Караваджо. Пара устраивает званый ужин, куда в том числе приглашены потенциальный покупатель, мэр Лондона, и арт-посредник ирландского происхождения (Майкл Смайли). Всего должно собраться двенадцать человек, но внезапное появление сына Боба, вихрастого писателя-повесы, наносит удар по суеверной натуре Энн. Чтобы избежать неудачного числа приборов, она усаживает за стол свою горничную Марию (Росси де Пальма). Прислуге всего-то и нужно, что дышать духами и туманами, изображая таинственность. Но она ожидаемо перенервничала, перепутала дорогущее вино с компотом и сразила заезжего ирландца своей непосредственностью и анекдотом про эрекцию. Еще сто очков на рынке невест добавила запущенная хозяйским отпрыском дезинформация, что Мария тщательно скрывает королевское происхождение.

«Мадам», рецензия

«Мадам» представляет собой деконструкцию сказки о Золушке. На первый взгляд, в центре повествования находится героиня харизматичной Росси де Пальмы, одной из любимых актрис Педро Альмодовара. Мария проповедует примат духовного наполнения над дорогой оберткой, заявляя, что является поклонницей не Караваджо, а Святого семейства. Еще она отстаивает право женщины на любовь, ношение расшитых попугайскими пайетками лодочек и независящее от национальности и социального положения достоинство. Для всего этого, кроме, пожалуй, любви, ей совсем не обязателен мужчина. Напротив, оказывается, что в случае самоустранения измельчавших принцев спина как-то сама собой выпрямляется, шпильки твердо впечатываются в асфальт, и даже шарфик начинает кинематографично развеваться на ветру.

«Мадам» представляет собой деконструкцию сказки о Золушке

Чуть присмотревшись (хотя достаточно внимательно прочитать название), легко заметить, что главной героиней выступает, скорее, Энн. Так «Мадам» оборачивается «Малефисентой» в стилистике пряной французской комедии. Только исследуется бэкграунд не ведьмы, а злой мачехи. Ни одна одаренная жизнью замухрышка не задумывается, что получит в довесок к красивой жизни постоянное напряжение от общества более молодых девиц, необъяснимое одиночество в присутствии мужнина тела в кровати и необходимость разбираться в пятидесяти оттенках искусственного хихиканья. Достоинство продается вместе с искренним смехом, а из глубин подсознания вырывается желание снять со своих плеч груз социальных ожиданий и ответственности. Такой забавный тренд: белые американцы жаждут примерить шкуру черных, а французские аристократы – обернуться прислугой. И те, и другие ведут себя, как девочка, которая не хочет ничего решать, а хочет отвратительные цыганские туфельки.