«Папазол» от ДЦП

Временные трудности, 2018, Михаил Расходников

Дмитрий Котов — о том, насколько драма Михаила Расходникова состоятельна в жанре мотивационного кино

Металлург Олег Ковалев настолько суров, что не показывает сильных эмоций после появления на свет долгожданного отпрыска, которому врачи сразу же после родов ставят неутешительный диагноз: детский церебральный паралич. Мужик остается мужиком и называет болезнь «временными трудностями». Не обращая внимания на возражения супруги, Ковалев систематически муштрует сына Сашу, стараясь проучить за невозможность быть здоровым почти так же, как своих подчиненных в сталелитейном цехе наказывает за пьянство с риском для жизни. Пацан всеми силами пытается оправдать надежды отца в вопросах преодоления недуга, с переменным, надо сказать, успехом. Батя жестит — то спускает дефицитную коляску с лестницы, то морально унижает, орудуя мусорным ведром как инструментом доминирования над беззащитным ребенком, то и вовсе в лесу бросает на произвол судьбы и на растерзание медведям. Фоном — скотское естество тоталитарного режима, дискриминирующего людей с инвалидностью, ведь действие фильма происходит там, в не очень далеком прошлом, во времена единого, могучего и нерушимого. Саша стерпит, Саша сдюжит, Саша добьется. А потом обязательно получит возможность для «реванша». Именно так и бывает в фильмах, где ключевые события подаются обобщенно и в стилистике притчи.

Кадр из фильма «Временные трудности»

Нет, на «Оскар» здесь никто не наиграл. И даже на «Орла». Без тени сомнения похвалить хочется разве что замечательного мальчика Илью Рязанова, который выглядит искреннее и естественнее своих взрослых коллег. Иван Охлобыстин — как и в любом другом фильме, все тот же слегка загримированный доктор Быков. Новыми гранями таланта он не блещет, но и не раздражает уже приевшейся картавой харизмой, довольно точно попадает в типаж, вполне вписываясь в отведенные его персонажу рамки. Веришь ли Риналю Мухаметову в роли подростка-инвалида? Скорее да, чем нет. Несмотря на то, что далековато тут до МакЭвоя в «…А в душе я танцую» и, уж тем более, до ДиКаприо в «Что гложет Гилберта Грейпа?». А вот то, как главный герой поборол болезнь и пришел к успеху — уж очень похоже на сказку. Сказку прямолинейную, простую, ничем не завуалированную. Про «паровозик, который смог». Ну, а если уж промониторить мнения врачей и общественников, не понаслышке знакомых с нюансами болезни и тонкостями воспитания детей с особенностями, на сценарии можно жирный крест ставить. Даже несмотря на подлинность истории, легшей в основу фильма, и консультации признанного специалиста в области заболеваний опорно-двигательного аппарата Валентина Дикуля. Невероятно, но факт: «Временные трудности» резко обругал даже Антон Долин.

Кино может мотивировать на обновление системы ценностей, продуктивные действия и душевный подъем в первую очередь тех, кто не видел других фильмов про тяжелую долю и внутренний стержень людей с ограниченными возможностями, кто засиделся в своей зоне комфорта и прислушивается к выступлениям Ника Вуйчича без доли скептицизма

Особо сердобольные даже усмотрели здесь пропаганду фашистских методов воспитания. Двоякие поводы к этому в картине, пожалуй, есть, однако не все так толсто. На самом деле, фильм с клеймом Enjoy Movies в титрах мог быть в разы хуже. Трудно устоять от соблазна глупо пошутить про ироничное созвучие художественной ценности отдельных элементов ленты с фамилией режиссера. Но сюжет, актерскую игру, диалоги и художественные приемы вполне уместно будет сравнить с расходными материалами в незатейливом механизме светлой идеи о силе воли, умении прощать и о том, что родителей надо любить такими, какие они есть. Фильм вроде как оптимистичный и в чем-то даже добрый, с изначально приятным гуманистическим посылом, пропитанным семейными ценностями, оказался неотвратимо неоднозначным, и многие, увы, прочли посыл этот с противоположным для себя знаком. По причине неумело расставленных акцентов, необдуманной подмены понятий и пагубного стремления к универсализации, сага о преодолении обернулась панегириком отцовской тирании с без пяти минут евгенической моралью. Факт в том, что история получилась уж очень выхолощенной и влобешной, скупой на детали, местами гротескной и далекой от реализма. Кино может мотивировать на обновление системы ценностей, продуктивные действия и душевный подъем в первую очередь тех, кто не видел других фильмов про тяжелую долю и внутренний стержень людей с ограниченными возможностями, кто засиделся в своей зоне комфорта и прислушивается к выступлениям Ника Вуйчича без доли скептицизма.