Камера Клэр (La caméra de Claire), Хон Сан-су

Полина Глухова рецензирует фильм южнокорейского режиссера

СТОЛ
«Анаксимен говорит: мир это стол»
TABULA-AE: 1. стол 2. доска 3. игровой стол 4. дощечка для письма 5. афиша 6. список 7. обменный пункт 8. картина 9.  бюллетень для голосования 10. квадрат территории 11. складка одежды

***
и книга. Кто, ее открыв, перевернет страницы,
заставляя
воздух шуметь средь листьев.
(Э. Окар)

Cтол (на улочке), на столе этом горит одна маленькая свечка.

Кинокартина «Камера Клэр», как это часто бывает у Хон Сан-Су, есть череда мнимых или натуральных воспоминаний, случайных событий, которые неслучайно складываются именно таким образом. Молодая и прекрасная девушка Чон уволена своей начальницей (она работает в прокатной компании). Уволена за «непорядочность». Пролистывая воспоминания как хороший поэтический сборник нейтральных чистых стихов (такие сборники можно открывать на любом сгибе страниц, читать строки с середины или конца),  зритель вникает в суть «непорядочности».

Кадр из фильма «Камера Клэр»

Героиня Ким Мин-хи находится в постоянном осеннем марафоне «наоборот», она во всем виновата. Виновата в том, что молода. Виновата в том, что красива. Виновата, что у нее доброе сердце, виновата, что искренна. Виновата, что хорошо получается на фотокарточках. Что влюбляет в себя не только женатого мужчину, режиссера, приехавшего в Канны глядеть на обломки своих успехов, но и прохожую немолодую учительницу Клэр (то есть, на самом деле влюбляет в себя каждую собаку в городе, чем не может не раздражать начальниц и по совместительству жен именитых режиссеров).  Такие люди, как Чон, выступают зазнобой, зацепкой в шелках маститых неудачников. Стоит поискать скрытый смысл в выборе артистки для роли Клэр, Изабель Юппер — универсальная женщина , понятная актриса , в ее героине — с миру по нитки в поэзии, в фотографии. Однако через ее любительский объектив история трансформируется в парадоксальный почти детектив. Клэр ищет и находит в Чон порядочность. И достоинство, которого в ней немало.

Чехова считают наиболее интернациональным классиком. Хон Cан-су выступает большим полиглотом малой прозы, рассказывая истории эскизно, однако исчерпывающе — много емких деталей и слов,  про героев все понятно и известно. Большинство сцен в фильме выполнены длинными кадрами, в узнаваемой манере, с акцентными наездами, будто бы импровизационными укрупнениями или, напротив, отдалениями,  которые ткут аля-любительскую риторику, а на самом деле являются свидетельством огромной кинокультуры, тонкого вкуса и наличия неповторимого языка, простота которого недоступна любителю.

Большинство сцен в фильме выполнены длинными кадрами, в узнаваемой манере, с акцентными наездами, будто бы импровизационными укрупнениями или, напротив, отдалениями, которые ткут аля-любительскую риторику, а на самом деле являются свидетельством огромной кинокультуры, тонкого вкуса и наличия неповторимого языка, простота которого недоступна любителю.

Устами Клэр произносится выявленная задолго до корейского режиссера суть любого изображения (фото/кино). Это единственная возможность изменить ход вещей. Это запечатленные лица и человеческая история, которая больше никогда не повторится, ведь через секунду лица будут уже  не теми, что были секунду назад.