Respect my authoritah

Робот по имени Чаппи (Chappie), 2015, Нил Бломкамп, рецензия

Урбанистическая легенда о пригородном беззаконии. Артур Шафеев рецензирует «Чаппи».

Хаотичные пейзажи трущобной кинофантастики Нила Бломкампа встречают зрителя fokin гангстерскими разборками в исполнении некогда известных лишь в узких кругах посвящённых Zef-ребят из Die Antwoord, но после Чаппи рискующих превратиться в изрядный рэйв-моветон, в компании многострадального Рикки Вероны, который, оказавшись в нижеобозначенном Элизиуме даже не представлял, что ему в очередной раз придётся войти в брутальный образ этнической жертвы для поклонников Конструктора, когда где-то рядом миллионер из трущоб в жарком одностороннем противостоянии урабатывает армейское перевоплощение Росомахи на почве конкуренции, изобретений и филантропии.

Несмотря на то, что, не изобретая велосипедов, знатный человеколюб Бломкамп, изрядно повторяет атмосферой девятый район, когда заявляет, что хуже человечества может быть лишь факт существования оного, не скатывается абсолютной, но качественной слёзовыжималкой, оставляя приличное место для конфликтов иного пошива, вспоминая трагедии маленького заблудившегося человека.

Урбанистической легендой о пригородном беззаконии оборачивается возможный ремейк «Валл-И» и «Короткого замыкания», когда очаровательный до безобразия робот, очеловеченный до бесчеловечности, вынужден оказаться жертвой той самой человечности, что ждут человеки за экранами от человеков, что производят безобразие в промышленных в масштабах в этом самом шестнадцать-на-девять, безумно гоняясь за миллионами прибыли и килотоннами аморальщины. Но, по счастью, оказавшись в руках спорных, но до плеши очаровательных разбойников, вышепредставленный робот по имени Чаппи обретает историю уровня иного, не более глубокого (оное оставим поклонникам Вендерсов и Тинтыбрасов), но привлекательного и честного, когда действующий конфликт с социальными намёками остаётся прочно задвинут очаровательным и искренним междусобойчиком в исполнении маргинальной гангстерской шайки и очеловеченного механизма.

робот по имени чаппи, рецензия
«Робот по имени Чаппи», рецензия

Йоханнесбург со всем своим очарованием блеска и нищеты вернулся, забыв ещё на несколько лет о несчастном Викусе, рассказав любопытную историю об очередном изобретении первого в мире работоспособного искусственного интеллекта, на этот раз научив его не истреблению человечества в скайнетовских масштабах, а чёткой походке и грамотному слогу, способствует тому банда хулиганов с небесной харизмой, желающая свободы, богатства и счастья, противостоит – бывший солдафон в исполнении Хью Джекмана, который так же мечтает об свободе, богатстве и счастье, но поскольку антогонист, вынужден обзавестись ещё парой незначительных неположительных характеристик: Хью космически туп и вселенски паскуден.

Собрав изрядную солянку из звёзд первого, второго и всех оставшихся эшелонов, Бломкамп, однако, не повторяет шикарную, классическую, но холодно принятую олигокритиками футуристическую мясорубку «Элизиума», даже на десерт, оставляя компактное и умеренное членовредительство, где весь злобный гнев взбесившихся технологий недалёкого будущего в очередной раз пришёлся только на многострадального Верону, которому, вроде как, и с Дэймоном уже хватило сеансов расчленения.

Однако, несмотря на то, что, не изобретая велосипедов, знатный человеколюб Бломкамп, изрядно повторяет атмосферой девятый район, когда заявляет, что хуже человечества может быть лишь факт существования оного (употребляя в качестве очередного великого мученика не щупальных пришельцев, а ушастого робота), не скатывается абсолютной, но качественной слёзовыжималкой, оставляя приличное место для конфликтов иного пошива, вспоминая трагедии маленького заблудившегося человека, одного из которых, в частности, великолепно исполняет Ниндзя, оставляя зрителя с восторгом от перфоманса и сожалением от того, что по причине природной скромности отказался заиграть главной ролью в «Элизиуме».

Стоит вообще отметить отличную и многочисленную подборку композиций Die Antwoor, которые, приятно удивляя, звучат едва ли не в каждой мало-мальски здравой сцене, прибавляя той колорита и эффектности, радуя болельщиков отсылками к известным всем клипам, будь-то культовые золотые рейтузы Йоланди, форменные прикиды, али божество плодородия с болтом вдвое больше оного.

И пусть сборы ударяют не так эффектно, как хотелось бы, как было с предыдущими фантастическмии социальными откровениями Бломкампа, и, быть может, даже найдётся исключительный умник, что наречёт фильм отстоем и вторичностью, но и таковым найдётся свой die antwoord, который в силу своего изумительного ума, вышеописанный умник, непременно найдёт в вышеизложенных строчках.