Безликое, бестолковое

Слендер (Always Watching: A Marble Hornets Story), 2015, Джеймс Моран

Эрик Шургот находит «Слендера» нелепым.

Джеймс Моран дебютирует в качестве режиссера и дарит миру очередной мокьюментари-хоррор, в котором сексапильная ведущая вместе со своей командой снимает самый обычный сюжет, едва ли пригодный для провинциальных новостей. Какие-то люди постоянно мелькают в кадре, одержимый оператор, что фиксирует на пленку собственные вечерние посиделки с псом на диване, найденные в подвале брошенного дома видеокассеты с детскими утренниками, в которых репортеры почему-то видят потенциальную сенсацию. В первые полчаса создатели лишь изредка напоминают зрителю о том, что тот смотрит фильм ужасов — то собака с лаем выскочит, то коллега незадачливого оператора сделает «бу!» на камеру. Моран чрезвычайно долго запрягает, как потом выяснится, чтобы слишком резко дать по тормозам.

Слендер, рецензия

«Слендер», рецензия

Окей гугл, кто такой Слендер? А это интернет-мем, распространившийся по всемирной паутине на исходе нулевых и вылившийся в новую городскую легенду. Безликая и одетая с иголочки человекоподобная сущность так органично придавала некоторым и без того тревожным фото какую-то особую гадинку. И скоро герою нового урбан-фольклора стало тесно в рамках фотожаб и уютных тематических ресурсов, он появился в веб-сериале и независимо-криворукой, но уже ставшей культовой, видеоигре. Вот и до кинотеатров тихой сапой добрался тот-кого-нельзя-снимать. Как оказалось, не вполне оправдано, ведь очередной репортаж с того света должен хоть чем-то удивлять.

Слендер куда гармоничнее уживается на черно-белых фотожабах, в застывших кадрах, пугающих своей недосказанностью. В кинематографе же образ безликого мужика в костюме выглядит не столько пугающе, сколько нелепо.

По правде сказать, «Слендер» неплох чисто технически. Актеры истерят вполне натурально (исключая пару эпизодических), картинка аутентична, даже саспенс первое время присутствует. Моран выдерживает паузы, нагнетает жути томительным ожиданием чего-то такого, что вот-вот просунется в дверную щель. Однако все это работает буквально в одной только сцене ночных шатаний главного героя по темному жилищу. Да и то скорее срабатывает эффект персонализации себя с оператором. Немаленький нюанс в том, что персонаж по имени Слендер куда гармоничнее уживается на черно-белых фотожабах, в застывших кадрах, пугающих своей недосказанностью. В кинематографе же образ безликого мужика в костюме выглядит не столько пугающе, сколько нелепо.

«Слендер» вообще наглядный пример того, как без убогих скримеров зал перестает реагировать на происходящее. Мифология интернет-мема играет с создателями фильма паскудную шутку — по легенде, появлению таинственного потустороннего убийцы предшествуют помехи в кадре. Причем композиция кадра чаще всего выстроена так, что к бабке не ходи — угадаешь, где именно материализуется душегуб. То есть зарябило-затрещало — жди Слендера в уютном уголочке. В какой-то момент вся эта котовасия просто надоедает, тем более что сюжетная завязка вроде как располагает к напряженным отношениям между преследуемыми Слендером репортерами, а выводит в куст за рояль. Вместо конфликта всплывает самопожертвование, вместо оригинальной концовки — стереотипное «ошибочное действие». «Слендер» тщательно исполнен, но это тот случай, когда конфетка не могла выйти при всем желании. И почему-то вспоминается рассказ талантливой москвички Дарьи Бобылёвой «Белое, длинное» — вот там безликое и бесформенное нечто действительное бросало в дрожь своей бесформенностью и безликостью, а Слэндер… ему место скорее в «Доме странных детей» Рэнсома Риггза.