Хоббит: Пустошь Смауга (The Hobbit: The Desolation of Smaug), 2013, Питер Джексон, рецензия

Игорь Нестеров позитивно оценивает отсебятину Джексоновской команды, выражая таким образом мнение pro

Саурон ещё не оживил назгулов, Всевидящее Око ещё не просвечивает инфракрасным прожектором города и веси, а скрытые руны на Кольце Всевластия пока не засияли зловещим блеском — поэтому в Арде нынче, как в Багдаде: всё спокойно. Если не считать гигантской огнедышащей рептилии, которая залегла в недрах Одинокой горы и узурпировала нажитое непосильным трудом имущество гномьего королевства; неугомонных орков, ломающих голову над тем, как бы поскорей отправить к праотцам бродячего наследника престола Эребора; и странностей, творящихся в полуразрушенной башне Дол Гулдур, куда изволил вселиться некий чародей под ником Некромант. Хоббит Бильбо, как и в первом этюде джексоновского триптиха, единственный представитель своего смышлёного народца, беспрестанно суетится в поисках приключений на босые волосатые ноги и путешествует в окружении чёртовой дюжины алчных дварфов, а так же дряхлого, но энергичного фокусника-иллюзиониста Гэндальфа. Из лесных чащ то и дело атакуют стаи гоблинов, паучьи бестии спускаются с древесных вершин, лесные эльфы отчего-то на редкость негостеприимны. А тут ещё у неуравновешенного медведя-оборотня сорвало крышу и зачесались лапы. Иначе говоря, между пунктом назначения, сокровищницей города под горой, и местонахождением группы туристов-экстремалов имени Торина Дубощита распростёрлась уйма промежуточных остановок, липких неприятностей и нешуточных страстей. Поэтому зрителю, изнывающему от желания лицезреть густой экшн, пейзажные вернисажи, подвижный сюжет и креативную «поножовщину», можно смело расстилать красную ковровую дорожку к большому экрану или к домашней плазме. Милости просим — это кино для вас.

 Джексон же изначально был нацелен на создание серийного многобюджетного приквела к своему титулованному блокбастеру, который нестыдно показать и избалованному ребёнку, и скептическому взрослому, и взыскательному киноакадемику

Немудрено, что для почти десятичасовой экранизации повести в примерно триста страниц печатного текста сценаристам пришлось из кожи вон лезть, чтобы насытить хронометраж боями, уместными диалогами и прочими фабульными бонусами. Толкиен, сочиняя «Хоббита», рассчитывал, что слагает не более, чем колыбельную для своих детей. Именно они были первыми слушателями, читателями и критиками истории о похождениях кудрявого полурослика. Но пробный шар оказался удачным, поэтому миловидная кустарная заготовка положила начало недетских размеров эпосу с претензией на новое слово в литературе — «Властелину колец». Джексон же изначально был нацелен на создание серийного многобюджетного приквела к своему титулованному блокбастеру, который нестыдно показать и избалованному ребёнку, и скептическому взрослому, и взыскательному киноакадемику. Отсюда — повышенное внимание к деталям, привлечение редких ресурсов и скрытых резервов: от незавершенных толкиеновских спин-оффов и апокрифов до изобретательного воображения авторов сценария. Отсюда — выдуманная с головы до пят остроухая воительница Тауриэль и выпрыгнувший, как чёрт из табакерки, Леголас. Отсюда же — линии вождя орков Азога и его первого зама Больга, спонтанная поездка Гэндальфа в заброшенную крепость Некроманта, а так же любовный треугольник между эльфийским принцем, лесной «амазонкой» и юным гномом. В любом случае подлинник от такого обращения нисколько не пострадал, обрёл новые, вполне симметричные контуры и, несомненно, преобразился из кроватной сказки по мотивам скандинавско-скифских легенд в раскидистое и разветвлённое фэнтэзи. Без переосмыслений, вольных трактовок, неоправданных отдалений от оригинала и прочего криминала.

Центральный вопрос, который взбудоражит разум любого толкиниста после завершения просмотра этой необычайно насыщенной событиями саги: что же припас новозеландский массовик-затейник на торжественное закрытие киноаттракциона «Туда и обратно», то есть на декабрь 2014 года. Ведь в закромах осталась лишь пара финальных глав книжного первоисточника, причём именно тех, где действия хоть и драматичны, но отнюдь не достаточны для полноценного кинопроизведения. Расставив на шахматной доске недобитого Смауга, заплутавшего серого мага, буйно растущую орочью армию, заносчивого правителя Трандуила с эльфами Лихолесья, шпиономанский Озёрный город и окрылённых удачей, но вусмерть измотанных гномов, визуализатор Толкиена будто бы замер перед тем, как выпрыснуть на публику литры кипящего батализма, которого свет ещё не видывал. Но одним батализмом, увы, сыт не будешь, и фильм, превращённый в череду непрерывных схваточных сцен, едва ли вызовет волну восторгов. Поэтому все надежды и упования возложены на команду интерпретаторов, которым предстоит доказать, что границы Средиземья могут значительно раздвигаться без всяческой опоры на «священное писание» и ущерба для репутации киновселенной Джексона. Это своего рода вызов — оттого вдвойне любопытно, в какие дали заведёт создателей сказочная тропа.

AlteraPars: заметка Глеба Шашлова и рецензия Екатерины Волковой