Байки из склепа

Страшные сказки (Il racconto dei racconti), Маттео Гарроне, 2015

Сергей Феофанов называет «Страшные сказки» чертовски утомительным фильмом.

Где-то, когда-то. Основательно сдвинутая на теме деторождения королева (Сальма Хайек) заставляет своего благоверного (Джон Си Райли) принести ей сердце морского чудища, которое, как утверждает знакомый королеве темный маг, поможет ей, наконец, понести. Другой король (Тоби Джонс), изнывающий от скуки и бессмысленности собственного существования, решает вырастить огромную блоху. Третий король (Венсан Кассель) — карикатурный эротоман — влюбляется в сладкоголосую незнакомку, которая на проверку оказывается страшненькой старушкой.

Страшные сказки, рецензия

«Страшные сказки», рецензия

Заслуженный (хотя и не слишком известный широкой публике) итальянец Маттео Гарроне, вооружившись саундтреком Александра Депла, камерой любимого оператора Кроненберга и внушительным актерским составом, замахнулся экранизировать дедушку Шарля Перро и братьев Гримм, неаполитанского литератора Джамбаттисту Базиле, чья «Сказка сказок» не без оснований считается первым в европейской истории сборником сказочного фольклора. В Каннах фильм Гарроне (до этого получившего Большой приз фестиваля за «Гоморру» и Большой приз жюри за «Реальность») пролетел мимо наград, что и неудивительно — при ближайшем рассмотрении «Страшные сказки» оказываются чертовски красочным, но и чертовски утомительным фильмом.

Можно долго говорить о смелости Гарроне, который не побоялся в наш мимимишный век взяться за экранизацию сурового и где-то даже макабрического средневекового фольклора, но едва ли эти дежурные комплименты помогут скрасить впечатление от фильма, который разваливается под собственной тяжестью.

Статически прекрасный фильм (каждый второй кадр можно печатать в высоком разрешении, вешать на стенку и любоваться) здорово теряет в динамике — неровный темп и избыточный хронометраж делают из «Страшных сказок» вещь в себе, красивую, но бестолковую. Режиссер пытается пугать и очаровывать, но ничего не получается, многочисленные герои сливаются в одно слепое пятно, и при всей постановочной скрпулезности фильм остается скучной и не слишком увлекательной раскраской, собранием ярких картинок, за которыми ничего, в общем, нет. Можно долго говорить о смелости Гарроне, который не побоялся в наш мимимишный век взяться за экранизацию сурового и где-то даже макабрического средневекового фольклора, но едва ли эти дежурные комплименты помогут скрасить впечатление от фильма, который разваливается под собственной тяжестью.