Большие глаза (Big Eyes), 2014, Тим Бертон, рецензия

Тарас Сасс дебютирует на [postcriticism] разбором очередного фильма Тима Бертона

Для давних поклонников Тима Бертона наступили не лучшие, а местами и грустные времена. Самобытный режиссер-сказочник, открывший миру талант Джонни Деппа, в последние годы сделал резкий крен к большим студийным проектам и, соответственно, в сторону упрощения своего специфического стиля. Сначала случилась выхолощенная версия кэрроловской «Алисы…», потом беззубый в сценарном и режиссерском плане оммаж ретро-сериалу «Мрачные тени», между которыми втиснулся довольно приличный авторемейк ранней короткометражки «Франкенвини». И хотя последний был хорошо принят как критиками, так и поклонниками, идейный кризис режиссера налицо. Редкие удачи родом исключительно из прошлого, а в настоящем – девятизначные бюджеты и дорогие контракты, оставляющие слишком мало пространства для маневра. В этом плане малобюджетная постановка по сценарию Скотта Александера и Ларри Карацевски, которую Бертон изначально должен быль лишь продюсировать, могла стать ответом на накопившиеся у поклонников за семь лет вопросы.

«Большие глаза» — это история про американскую художницу Маргарет Кин, во многом предвосхитившую поп-арт. Ее картины приобрели огромную популярность в 1960-ых, а их главным мотивом были дети с большими грустными глазами. Особенность этой истории в том, что больше десяти лет автором «больших глаз» все считали ее тщеславного мужа-тирана Уолтера. Она в это время была спрятана от мира, чтобы выдавать на-гора все новые и новые рисунки, которые обладающий деловой хваткой супруг превращал в немалые деньги. Каминг-аут Маргарет закончился громким судебным процессом, по итогам которого она сумела вернуть авторские права на собственные работы, получить компенсацию и, наконец, полностью избавиться от своего угнетателя. Фабула многообещающая, любимый для режиссера мотив аутсайдерства присутствует, к тому же Бертон сам художник, так что с пониманием психологии героини у него проблем возникнуть не должно бы.

bolshie-glaza-

Впрочем, если откинуть завышенные ожидания, забыть имя режиссера, историю изобразительного искусства и реальную историю Маргарет Кин, то можно утверждать, что получилась ладно скроенная мелодрама про три брака, два развода и как минимум одну пару больших грустных глаз, в которых застыли немые вопросы к создателю «Эда Вуда» и «Сонной лощины»

На практике же оказалось, что теория ей соответствует весьма слабо. Из богатого выбора тем и смыслов (положение женщины в США пятидесятых, искусство-китч, художник-продавец, создатель-критик, эмансипация, массовое/элитарное искусство, становление эпохи поп-арта, проблемы детей в современном мире) режиссер решил не останавливаться ни на чем, и одновременно упомянуть о каждом. В результате каждая из озвученных идей прошла по фильму лишь пунктиром, не оставив должного следа. Из всего предыдущего творчества Бертона очевидно, что социально-общественная тематика ему не слишком близка, но вот почему он так блекло изобразил художницу-неудачницу, превращающуюся в Золушку, совершенно неясно. Ему ведь всегда отлично удавались яркие и вызывающие симпатию образы людей не от мира сего. То же самое (кроме сцены-другой) касается  фирменного визуального стиля и чувства юмора. Тут можно винить довольно слабый сценарий, но его-то режиссеру как раз никто не навязывал, он, скорее, сам вызвался. Актеры в главных ролях сомнений в профпригодности тоже не вызывают, хотя фамилий Депп или Бонем Картер в титрах нет. Но если одна из лучших актрис своего поколения Эми Адамс даже на таком материале умудряется тянуть на себе фильм, то Кристоф Вальц без должной режиссерской установки и легенды вынуждает лишь ностальгически вспоминать о тарантиновских образах обаятельнейших негодяев. Глядя на экранного Уолтера Кина, сложно понять, как этот человек смог настолько подчинить себе волю другого, став блестящим продавцом и пиарщиком. Последний эпизод с кривляньями в суде и вовсе заставлял краснеть за актера, напоминавшего вышедшего в тираж Джонни Деппа последних лет, если бы тот вдруг решился сняться в пародии на библейского царя Соломона.

Впрочем, если откинуть завышенные ожидания, забыть имя режиссера, историю изобразительного искусства и реальную историю Маргарет Кин, то можно утверждать, что получилась ладно скроенная мелодрама про три брака, два развода и как минимум одну пару больших грустных глаз, в которых застыли немые вопросы к создателю «Эда Вуда» и «Сонной лощины».