Тор 2: Царство тьмы (Thor: The Dark World), 2013, Алан Тейлор, рецензия

Екатерина Волкова суммирует положительные мнения о прессе Тора и хочет обнять Локи

В далекой, но относительно близкой галактике. В сказке, а может и не в сказке. Парил Плоский мир, а может и не Плоский, а может и не мир. Долго ли коротко ли, но невидимо-видимо стало, что это золотистый, футуристический, космический, фантастический Асгард, а там… Зло, которое каким молотом его не прибивай, упорно выползает из самых неожиданных мест. Во второй части «Тора» выползло оно из далекого прошлого и пожелало, как всякому злу и положено уничтожить все, нет – ВСЕ. Спасти это ВСЕ способен только бог,… а может и не бог — Тор, которому в этом нелегком деле помогут друзья: мушкетеры и мушкетериха, всеведущий, как карта мародеров – Хеймдаль,  заклятый брат Локи и прекрасная возлюбленная Джейн Фостер. Сюжет на грани дебилизма, но близкий и родной фанатам графических новелл, нет, все-таки комиксов.

Тор ко второй части заметно поумнел, заматерел, заволосел и оставил наивность мамонта Мэнни на вражеских курганах, что несомненной пошло на пользу не только ему, но и фильму. Особенно если учесть, что в главной роли во второй ленте веселый идиотизм. Нелепо и как-то по-самолучшефильмовски выглядит беспорточный профессор астрофизики на развалинах Стоунхенджа, менее забавной может быть только пукающая подушка на троне Одина. Добродушно-юморной, с ожидаемыми «дикарскими» приключениями светловолосого гиганта в Соединенных Штатах Марвела, первый фильм не брезговал и относительно серьезными, хоть и затертыми семейно-родственными разборками. Вторая лента — аттракцион, несомненно, более зрелищный, но менее глубокий. Даже необходимая доля пафоса съедается шутками-лангольерами, не позволяя проявить хоть какое-то участие. Единственное, что не оставляет равнодушным — это змеиная мимишность Локи, которого в заточении хотелось обнять и плакать, а на свободе целовать долго и нежно (справедливо для прекрасной половины человечества). Мимишней разве что Торов торс. В целом, не совсем понятно: пациент скорее жив, или как? Ибо главное для комиксных фильмов — картинка и действие. Действия  много, компьютерные эффекты эффектны весьма, даже обрыдлое ДДД не раздражает. Картинка хороша гаррипоттеровским волшебством и скандинавскими мотивами. Компьютерный Иггдрасиль сияет и парит, одноглазый Один тетешкается с вороном, эльфы ушасты, горящие корабли падают в вечность, покойники рассыпаются звездами, вот только смущают политкорректные негры. И в тоже время однозначно убогим оказывается привычно местечковый финал, которому ощутимо не хватает толкиеновского (питерджексоновского) размаха, учитывая размеры грозящей катастрофы. Финальный батл не слишком разрушителен, зато слишком смешителен. Тор в метро — забавно весьма, но также весьма некстати.

Тор ко второй части заметно поумнел, заматерел, заволосел и оставил наивность мамонта Мэнни на вражеских курганах, что несомненной пошло на пользу не только ему, но и фильму

В очередной раз антропоцентритничают голливудские сценаристы, прочно и надолго забыв о том, что не то что Земля совсем не центр вселенной, но даже что наша солнечная система тихо бурлит на задворках Млечного пути. Однако Я мыслю, следовательно, существую и, скорее всего, существую только Я. И только Я творю своей совсем буйной, но не совсем фантазией то, что может существовать кроме. А так как Я творю в США, то творю Я с параноидальной уверенностью, что все хотят мое Я уничтожить, уничтожив при этом остальное все. Тема стара, как североамериканская независимость, комплексы еще старее. Все им кажется, что кто-то хочет чего-то у них отнять, а потому отнять они стараются все вперед и не только в кино. Второй «Тор» снят по всем законам жанра, рожденного там же, где и «свобода», которому не особо необходимы логика и смысл, зато более чем бадабумы. Удивительно, но факт: рейтинг располагает к семейному просмотру, уровень насилия — к превращению школьников в брейвиков. К тому же располагает и «детсадовский» сюжет, когда злодея, полюбившегося зрителям, не убивают, но заставляют сотрудничать с положительными героями. Не удивительно, не ново, но работает, ведь проблема выбора между добром и злом решается почти сама собой. Не нужно выбирать. Не нужно думать. Восемьдесят кино-жизней в «Мстителях», несколько миллионов в третьем «Торе». Ценность жизни другого Я уменьшается. Кассовые сборы растут. Главное все-таки мимолетно упомянуть о пороках горе-гада и нарисовать ему милое, почти человеческое лицо, но слишком увлекаться не стоит, иначе стадо начнет нервничать. А потом круглые глаза и легкое недоумение во время криминальных сводок. Но работает, пока все работает.