Смерть ей к лицу

Век Адалин (The Age of Adaline), 2015, Ли Толанд Кригер

Глеб Тимофеев считает «Век Адалин» идеальным фильмом для второго свидания.

Прекрасная Адалин родилась в 1908-м, вышла замуж и родила дочь. Чуть позже несчастный случай забрал мужа, а сама Адалин, буквально воплощая стереотип о женщинах за рулем, уехала в озеро, но волшебная гроза тремя разрядами воскресила ее и наделила то ли даром, то ли проклятием вечной юности. С тех пор она, натерпевшись страху от жадных до феноменов ФБР-овцев, раз в десятилетие меняет имя и место жительства, лишь изредка навещая теперь уже престарелую дочь, и боится жить, любить и быть счастливой — разумеется, пока на пути не попадается особенно напористый красавец (широкой общественности известный как Даарио Нахарис, бойфренд Дейнерис Таргариен).

Век Адалин, рецензия

«Век Адалин», рецензия

«Век Адалин» — кино в первую очередь про то (кроме важности соблюдения ПДД), что множество сентиментальных романов в мягких обложках описывают многомудрым «лучше любить и потерять, чем не любить». Ярко, наглядно, невероятно сахарно — подойдет аккурат для второго свидания. Бенджамин Баттон feat About Time — но без постановочного мастерства Финчера или Кертисовской замечательной иронии. Блейк Лайвли, положим, вполне способна выдавать эдакие «феромоны аристократизма», причем не pin-up’истого вида, а скорее родом из Титаника, и в текущем образе отлично вписалась бы в последний вместо Кейт Уинслет (а это о чем-то да говорит). Но вот с вековой мудростью сложнее — и в плане актерского мастерства, и с точки зрения сценария, из всей мудрости — набор бестолковых фактов и наметанный на антиквариат глаз. Никакого конфликта эпох, вся ностальгия вырвана из контекста и представлена отдельными флешбеками. С драматургическими средствами тоже беда — «волшебное воскрешение» отдает чем-то спайдерменским, а уровень совпадений — индийской мыльной оперой.

Мы знаем, как это работает и на какие кнопки давит — и именно поэтому оно нам и нравится, сердцу-то не прикажешь.

Однако если рассматривать «Век Адалин» как фильм о том, что негативный и травмирующий опыт не дает нормально жить дальше, а рассудок непроизвольно цепляется за привычное — то впечатление однозначно сильное. Адалин раз за разом тянет в Сан-Франциско, к призракам прошлого — в знакомый банк, в знакомый ресторан, к любовнику из знакомой семьи, сыну человека, за которого полвека назад она чуть не вышла замуж (Харрисон Форд, кстати — наверняка встречался еще во времена «Новой надежды»). Она сама загоняет себя в сети из памяти, вины и страха — перед будущим, которого нет, ведь будущее — это череда изменений; счастье — это состариться вместе, или быть бессмертными вместе, а не остаться мухой в янтаре, приветом из прошлого века. Героиня плачет навзрыд, хороня четвероногих друзей — все привыкнуть не может, куда уж ей влюбляться. Кино, конечно, невыносимо душещипательное, невероятно предсказуемое и прямолинейное, расчетливо сентиментальное, а романтика лишена всякого изящества и вкуса, но тоже самое, по большому счету, можно сказать про какой-нибудь «Дневник Памяти» и еще добрую сотню подобных фильмов, что не делает их менее народно любимыми. Мы знаем, как это работает и на какие кнопки давит — и именно поэтому оно нам и нравится, сердцу-то не прикажешь.