Мастер (The Master), 2012, Пол Томас Андерсон, рецензия

В фильме Пола Томаса Андерсона, Антон Фомочкин видит идеальное сюрреалистическое похмелье.

Вернувшись на гражданку, Фредди Куэйд цепляется за счастливый случай, пытаясь адаптироваться к нормальной жизни. Но сделать это мешает контузия и агрессия, разъевшая его человеческую природу, превратив в животное. Идеальные улыбки, дорогие костюмы, застывшие лица, фотоателье — не лучшее место для первой работы. Потому сквозь дымку заката герой бежит в неизвестность. Так он попадает на корабль, где располагается община. И вот на сцене появляется второе основное действующее лицо — Ланкастер Додд, основоположник нового культа, — вещающий с трибуны, что человек не животное. Он принимает его, а Фредди отвечает ему щенячьей преданностью.

Андерсон снял фильм не про культ, трактовать значение «Мастера» можно сколь угодно долго.

Манипулятор нашел идеальную марионетку, потерявшийся в жизни нашел наставника, потерявший веру обрел бога. Додд — прирожденный манипулятор, главным оружием которого является способность вводить человека в гипноз. Только так затупляется прошлое, что усиленно сверлит сознание. Андерсон снял фильм не про культ, трактовать значение «Мастера» можно сколь угодно долго. История солдата ставшего моральным и духовным импотентом сама похожа на транс, сюрреалистическое похмелье, где единственным лекарством является поездка по пустыне на мотоцикле.

Единственной точкой опоры для Фредди становится Мастер. А мастеру, как и богу, нужна вера в него, ибо без веры нет и бога, а если не верить, то незачем жить. Они стали наркотиком друг для друга, один находит реализацию своей неуемной энергии, другой эту энергию забирает и пишет свою вторую книгу. Их тотальное притяжение, в конце концов, отображается в снимке, который сделает Фредди, небольшой клочок фотобумаги, в котором есть все, что можно испытывать к тому, кого считаешь богом. Фильм Андерсона идеален, идеален лишь потому, что большинство сцен не могут существовать без истории; рассыпаются диалоги, все становится ненужным, но вместе — образуется дикий экранный магнетизм, подвластный только настоящим манипуляторам. Но в одном не получается согласиться — человека нельзя изменить, ведь при возвращении к отправной точке индивид регрессирует к первичному состоянию.