Все, что вы хотели знать о скучных байопиках, но стеснялись спросить

Несломленный (Unbroken), 2014, Анджелина Джоли

Анна Дедова ругает «Несломленного» Анджелины Джоли.

Обычная вылазка американских бомбардировщиков к берегам Японии оборачивается для одного из истребителей крушением, а для его экипажа — 47-дневным бдением в шлюпке посреди Мирового океана. Последнее, в свою очередь, заканчивается попаданием в плен к гитлеровскому приспешнику и бесконечными истязаниями в лагерях. История, сама по себе достойная экранизации, становится ценной для голливудских кинематографистов вдвойне. Ведь на борту злосчастного самолета среди прочего военного люда находился Луи Замперини, личность примечательная для звездно-полосатого спорта попаданием из грязи в члены олимпийской сборной по бегу. При сценарной поддержке братьев Коэнов Анджелина Джоли продолжает потворствовать своей царственной прихоти побыть режиссером-постановщиком, делая относительно уверенный шаг от фестивальной балканской социальщины к прокатной слезовыжимальщине о железобетонности духа.

Несломленный, рецензия

«Несломленный», рецензия

Снять увлекательный и не уходящий далеко от исторической правды байопик – миссия, почти невыполнимая, что доказывают оскаровские номинанты этого года. Но, если «Игру в имитацию» и «Вселенную Стивена Хокинга» с разной степенью успешности вытягивает условная «британистость» их стиля, то «Несломленному» этой тонкости все-таки не достает. Джоли, то ли находящаяся в поисках своего творческого почерка, то ли попросту на него плюнувшая, слишком прямолинейна и бесхитростна. Все происходящее на экране не принесет зрителю никакой неожиданности, ведь суть картины исчерпывающе передана в самом названии, и два часа хронометража необходимы лишь в качестве доказательства этого несложного тезиса – «Несломленный». Луи преодолевает себя и плохое окружение в детстве и юности. Луи побеждает голод, жажду и солнечный удар на резиновом плоту. Луи стоически переносит издевательства неравнодушного именно к нему японского офицера. Единственная эмоция, которую Анджелина позволяет испытать аудитории — восхищение силой воли главного героя, который своей ролевомоделистостью напоминает сталеваров из фильмов советской эпохи. При этом участие Коэнов в написании сценария так и остается незаметным: их фирменные диалоги, которые вполне могли бы разнообразить «общение» Замперини и его мучителя с деревянной тростью, отсутствуют напрочь, если, конечно, не считать раз за разом повторяемую братом главного героя фразу «Беги, Луи, беги» ироничной отсылкой к «Форресту Гампу». Но нельзя однозначно утверждать, что второй режиссерский опыт Джоли не удался. Скорее, она пошла по пути наименьшего сопротивления, заострив внимание на интересующей лично ее части биографии спортсмена, спрятав в коротких флешбэках сам процесс становления его как личности. Хотя более гармоничным видится соблюдение баланса между мирным прошлым и военным настоящим героя, позволяющее увидеть, как Замперини обзавелся характером, который невозможно сломить.

Джоли, то ли находящаяся в поисках своего творческого почерка, то ли попросту на него плюнувшая, слишком прямолинейна и бесхитростна. Все происходящее на экране не принесет зрителю никакой неожиданности, ведь суть картины исчерпывающе передана в самом названии, и два часа хронометража необходимы лишь в качестве доказательства этого несложного тезиса – «Несломленный».

Действительно печально, пожалуй, то, что Джоли совершила главную ошибку, характерную для биографических фильмов. Понятно, что центральный персонаж должен оставаться центральным персонажем, демонстрируя причины того, почему же он вошел в историю, но живому протагонисту всегда необходим достойный противник. Однако столкновения японской и американской культур или хотя бы равного соперничества двух героев здесь не наблюдается. Офицеру Ватанабе не достает садистской изощренности и социопатичности, которых, если вспоминать близкие по тематике фильмы, с лихвой хватало, например, в приснопамятном герое Файнса из спилберговских списков. Лагерный надзиратель с азиатской методичностью раз за разом заносит палку над головой Луи, но должного эффекта эти однообразные побои не производят. В конце концов, к физическим страданиям всегда можно привыкнуть, и уж Послу доброй воли в странах третьего мира должна быть доподлинно известна цена настоящих мучений. В любом случае, пока что нельзя понять, светит ли Джоли творческая судьба Софии Копполы. Или же хорошим режиссером может стать только плохая актриса, которой нужно не только номинироваться на «Золотую малину», но и отхватить ее, желательно за что-то претенциозное? Ответ на этот вопрос узнаем уже в этом году у моря.