Хрен тебе на воротник

Багровый пик (Crimson Peak), 2015, Гильермо дель Торо

Авторы [ПОСТКРИТИЦИЗМ] о «Багровом пике». Филиппика Артура Шафеева

Устроив фееричное и удивительное в своей красоте мракобесие с Хэллбоем и Золотой армией, один из главных сказочников современности принялся сочинять адаптацию повестей о мерзких хоббитсах, пропав тем самым в радиомолчании на цельные полдесятка лет, но отношения с мерзкими хоббитсами не сложились, и Гильермо Дель Торо вернулся в мир кино с категорически идиотским и категорически же зрелищным «Тихоокеанским рубежом», что оказалось фривольной интерпретацией могучих рейнджеров, где огромные футуристичные роботы, управляемые людьми, сражались с разношёрстной нечистью размеров внушительных. Всё это было весело и дико, но не слишком сказочно и вообще ни разу не по Дельторовски. С тех пор прошло ещё два года, экраны кинотеатров и прочих шайтан-картин пестрили завораживающими трейлерами «Багрового Пика», который, как нетрудно догадаться, снял именно Гильермо и который имел все шансы оказаться триумфальным возвращением оного в игру.

Но, как принято в таких обнадёживающих вступлениях, оказалось всё ровным счётом наоборот и потенциально шедевральная сказка обернулась вторичной тягомотиной, стильно снятой, но дурно поставленной и посредственно исполненной. Действия на сей раз происходят в доисторической Америке, которая только-только налаживала демократию на своей земле, даже и не помышляя об распространении оной на территориях нефтяных карликов. Главная героиня в исполнении Васиковской, пережив потерю матери, праздно существует с богатым и властным папашей, даже не вспоминая о тех днях, когда после трагедии в её кровать явилось костлявое приведение и посоветовало в дальнейшем испытывать страх к некоторому Багровому Пику.

"Багровый пик", рецензия

«Багровый пик», рецензия

Шли недели-дни-года, жизнь казалась малиной, что, будучи приправленная лёгким флиртом с доктором Ханнемом, обещала двадцать детей и родовое поместье, но внезапно в благоприятный сюжет вмешался няшка Хиддлстоун и своей инфернальной внешностью и инфернальными же намерениями испортил всё настолько, что все двадцать детей вместе с Ханнемом улетели в тартарары. Помогала же Хиддлстоуну в его коварных намерениях его ещё более инфернальная сестричка, с которой у него были тёрки и инцест, который по замудкам режиссёра должен был стать откровением и неожиданной развязкой в самой последней инстанции. Хотя кого это удивит, когда уже есть «Игра престолов» и ещё сотни фильмов о запретной любви склонной до похоти старшей сестры и покорного младшенького, который рад самому факту удовлетворения.

Кроме инцестов, Шарпы увлекаются жилищным мошенничеством, используя в качестве приманки сладкую внешность младшого братца, дабы тот соблазняя зажиточных девиц к браку отжимал у них жилплощадь, богатства, ресурсы, а вместе с тем и жизнь, чтобы свежеиспечённые невесты покорно молчали и гнили в земле насыщая червей и почву своей несчастной судьбой. Добытые же деньги целиком и полностью отправлялись на добычу красной глины, которая редка и удивительна, но, в целом, кроме редкости и удивительности, никакой пользы в себе не несёт. Спустя годы и совсем не Шарпам станет доподлинно известно, что ценные ископаемые имеют цвет тех многочисленных убиенных и сданных в рабство зулусов, но никак не красный. На самом деле весьма иронично, что несколько веков соединённые граждане эксплуатировали черномазиков в своих целях, а с введением закона о дискриминации нашли им замену в одноцветных ископаемых материалах. Отработанный до мелочей процесс окажется двигателем сюжета и в обозреваемой непотопляемой субстанции, где весь сюжет и будет заключён лишь в том, что незатейливая парочка будет методично травить несчастную влюблённую Васиковску английским чаем с китайскими травами с ГМО, терпеливо ожидая, когда последняя издохнет. Фоном будут происходить очаровательные призраки, выползающие из стен, пола и потолка, что пугающе будут пытаться доложить главной героини о грядущей погибели, заодно пытаясь испугать своим присутствием зрителя. Первый раз-другой получаться будет вполне сносно, но в дальнейшем неизбежно надоест, потому как, кроме кряхтений и свежего дизайна, несчастные привидения похвастать больше ничем пугающим не могут. Зато могут похвастать своей исключительной вторичностью, когда поначалу злые и ужасные призраки оказываются не более чем несчастными душами ранее убиенных, которые так и не нашли покоя, а потому слоняются по живописному дому почём зря и распугивают честной народ.

Будучи некогда улучшенной версией Тима Бёртона, Гильермо дель Торо «Багровым Пиком» выставил себя его неуклюжей пародией. Именно что выставил, но пока ещё не стал окончательно. По крайней мере, очень хочется в это верить

Дель Торо же в свою очередь многострадальный честной народ вероломно надувает, наполняя фильм разнообразной невменяемой пургой вроде карикатурных и пустых персонажей, простейшей и предсказуемой интриги, сомнительной атмосферы, прикрываясь лишь внушительной визуальной составляющей, но совершенно забывая об удивительной атмосфере страшного волшебства, которой были преисполнены его предыдущие фильмы.

Вообще, в свете приключений Гильермо Дель Торо с подлыми хоббитсами может возникнуть абсурдная, но местами любопытная теория. Не секрет, что взгляды мексиканского волшебника не совсем совпали в толкованиях Толкина с продюсерами и прочими худсоветами по причине исключительно радикального волшебства и мрака, происходящего в творения Дель Торо. Вот и решил с тех пор Гильермо снимать всякий шлак, забив на Фавнов, Мутантов и Хэллбоев, представив взамен гипертрофированный фарс о борцах с инопланетными рептилиями-акселератами, а опосля и вовсе выдав «Багровый пик» — беззубый триллер с беспомощным и бесполезным налётом мистики. А если не увлекаться теориями заговоров и обид, то очевидно иное — Дель Торо вновь не бросает вызов. Если вторая часть Блэйда, а в особенности Хэллбой (опять-таки, в особенности второй) всем своим существом противопоставляли себя современной киноиндустрии и кризису идей, происходящему в оной, то «Тихоокеанский рубеж» — это уже попытка найти компромисс с мейнстримом (который оказался ещё и успешным — самый кассовый фильм мексиканца как никак), а «Багровый Пик» так и вовсе — дудение в дуду, если пожелаете.

Будучи некогда улучшенной версией Тима Бёртона, Гильермо Дель Торо «Багровым Пиком» выставил себя его неуклюжей пародией. Именно что выставил, но пока ещё не стал окончательно. По крайней мере, очень хочется в это верить.