Безумный Макс: Дорога ярости (Mad Max: Fury Road), 2015, Джордж Миллер

Пиротехника, инвалиды, автодерби. Стас Селицкий ругает нового «Безумного Макса».

Макс Рокатански (Том Харди), бывший офицер Особых Сил Патруля, колесит по пустоши, попадая в сложные передряги. Его заносит в город бледных панков-папуасов под диктаторством Несмертного Джо — огромного рокера в респираторе. Против его воли Макса втянут в семейные распри, когда лояльная Джо воительница Фуриоза (Шарлиз Терон) похитит жен начальника в надежде довести их до Зеленых Земель.

Безумный макс, рецензия

«Безумный Макс: Дорога ярости», рецензия

Новый «Безумный Макс» после тридцатилетнего перерыва — это пиротехническое шоу, гипертрофированная инвалидность и автодерби. Еще это, конечно, сюжет о спасении «чистых» женщин от грязного мужика, но, признаться, в мире, где пуля то и дело норовит попасть в глаз, от моделей хочется избавиться в первоочередном порядке, как в дешевом ужастике. Нарочитой искалеченности и физической ограниченности здесь действительно через край, хотя в целом рейтинг R никак себя не оправдывает, — «Макс» теперь не томное размеренное приключение в пустыне, а самая настоящая карусель, вобравшая в себя весь капустник из «Воина дороги» с непомазанными панками-рестлерами. Миллер по старинке использует ускорение пленки и наезды на лицо главного героя, как у Сэма Рэйми, и невозможно не умилиться его самоотверженности при постановке машинного апокалипсиса в довольно преклонном возрасте. При этом, конечно же, спектакль не контролируется, так что любителям дотошности и реализма можно уходить еще в первые десять минут.

«Макс» теперь не томное размеренное приключение в пустыне, а самая настоящая карусель, вобравшая в себя весь капустник из «Воина дороги» с непомазанными панками-рестлерами.

Ирония названия серии в том, что Макс был самым разумным из всех — человеком, попавшим в абсурдный мир и вынужденным отвечать жестокостью по воле сложившихся обстоятельств. Но, похоже, и он потерял рассудок: Харди мычит, кивает и отбрасывает реднеков за шкирятник одной рукой. Из дополнений к каноничному образу в куртке-однорукавке — шарфик — от напасти в виде пыльных бурь и лезвий по горлу. Однако спекуляция на имидже «крепкого ореха», выбирающегося из любых трудностей, настолько хороша сама по себе, что голосовать против пары новых «Максов» невозможно в принципе. В любом случае, в ближайшее время герой, как минимум, будет жив на страницах комиксов и в видеоиграх. Ведь какие бы глупые сюжеты ни сочинял Миллер, все искупается одной простой истиной: «НАДЕЖДЫ НЕТ».