Великая красота (La grande bellezza), 2013, Паоло Соррентино, рецензия

«Великая красота» в кратком изложении Антона Фомочкина — алкогольное безделье, паровозики из тел и огонек в конце тоннеля

Отголосками былого вдохновения звучат похвалы в адрес дебютного и единственного романа шестидесятипятилетнего Джеппы Гамбарделла. Интервьюер, в каждом слове которого искрится ирония, обольститель, улыбающийся каждой молоденькой девушке вокруг. Но, возвращаясь с очередной продолжительной тусовки рано утром, он всматривается в потолок, представляя вокруг морскую гладь и погружаясь в свою лохматую молодость, рефлексируя на тему первой любви. Его красный Ламборджини жизни медленно, но верно движется в направлении кирпичной стены, и в момент, когда десятки пьяных тел танцевали странные танцы вокруг, а другие поднимали тост за именинника, герой понял, что более не намерен тратить ни единой секунды на то, что ему не нравится.

«Великая красота» — менее духовный, адаптированный под наше время парафраз «Сладкой жизни»

«Великая красота» — менее духовный, адаптированный под наше время парафраз «Сладкой жизни». Высшее общество предпочитает осмыслению своего существования алкогольное безделье. Паровозики из разгоряченных тел, направляющиеся в никуда под беспощадный механический бит, раздающийся из колонок. Покуда пресыщенные мужчины средних лет становятся жертвами времени, а такого же возраста дамы все сильнее натягивают резиновую маску пластической хирургии, молодежь либо уезжает в другие города, где есть жизнь, либо, закрывая глаза и вдавливая ногой педаль газа до максимума, перестает существовать. И кажется, что Рим, за всей своей монументальной красотой, потерял душу, но режиссер вовремя проводит экскурс в благоговейную тишину, хранящую теплую частицу жизни.

Коллаж из продолжительных эпизодов под аккомпанемент потока мыслей главного героя, нагромождение сюжетных линий, в которых нет смысла. Попытка сосредоточиться и сказать что-то значимое оборачивается неудачей, такое сейчас время. Желание сделать что угодно приводит к апатии. Есть ли выход? Соррентино не дает ответа, он лишь зажигает небольшой огонек в конце тоннеля. И спасение не в религии. Стоит лишь вырваться из богемного пространства, на берег моря своей памяти, вернуться к точке, с которой когда-то начинал, — и сразу вернется вдохновение, и станет проще дышать. Хотя, может быть, и это иллюзия…