День труда (Labor Day), 2013, Джейсон Райтман, рецензия

Александр Елизаров про слащавость, дурацких родителей, неверных жен и другие минусы Райтмановского «Дня труда».

Семиклассник Генри (Гриффит) живет вместе с матерью (Винслетт) где-то в собирательной американской глуши. У отца теперь новая семья и на порядок больше детей. Как считает сам Генри, мать грустит все свободное время не потому, что ушел конкретно отец, а потому, что ушла теплота и любовь. Вместе с сыном они редко выбираются за покупками, и когда это вдруг случается, незнакомец с дырой в животе (Бролин) переворачивает ход вещей, непроизвольно заставляя отвести застенчивый взор Генри от женских журналов.

“День труда” напоминает “Дневник памяти” в худшем значении слова: он такой же слащавый и паразитирующий на темах вечной любви, но здесь вместо поцелуев под дождем и альцгеймеров — выкидыши, неверные жены и дурацкие родители, неспособные отдавать отчет своим поступкам.

В своем пятом полнометражном Райтман зачем-то отходит от привычных историй о том, как плохо быть взрослым, оставляя таки повествование от лица хоть и сообразительного, но все равно еще маленького мальчика. “День труда” напоминает “Дневник памяти” в худшем значении слова: он такой же слащавый и паразитирующий на темах вечной любви, но здесь вместо поцелуев под дождем и альцгеймеров — выкидыши, неверные жены и дурацкие родители, неспособные отдавать отчет своим поступкам. Получается такой незатейливый манифест доверию первым встречным, особенно если у того оказываются руки из нужного места и славная история за плечами.

Бролину удается быть образцовым семьянином, а у героини Винслетт недостаток внимания, оно и понятно. Но какого черта паренек играет одну эмоцию два часа напролет, а на исход влияет опосредованно (и то по причине своей недальновидности), но при том остается центром повествования, не объясняется даже окончательным выбором его жизненного пути. Очередное кино о проблеме чрезмерного влияния взрослых на жизни детей выходит неубедительным и предсказуемым. Поверхностный поведенческий анализ выдается за объективную реальность, а единственной рациональной идеей остается необходимость веры исключительно в свои силы, потому что все вокруг — тряпки. Независимо от того, глумится над ними суровая действительность или они просто куски дерьма.