Диана: История любви (Diana), 2013, Оливер Хиршбигель, рецензия

Добрыня Никитич ругает кино Хиршбигеля за бульварность, сопливость и общую бестолковость

Вы хотите сплетен? – их есть у него: Хиршбигель взялся рассказать широкой публике о ранее особо не известном романе леди Ди с палестинским хирургом, а если быть совсем точными, то промямлить, прослюнявить и просопливить. «Диана: история любви» зашкаливающе безвкусна в своем стремлении выдать дешевый мелодраматизм за историю любви класса люкс. Отношениям принцессы Уэльской и Хаснат Хана по версии немца отчаянно не хватает такта, сдержанности и чувства меры – вместо этого он выглядит желтой сплетней, смакующей самые сальные подробности. Второстепенные персонажи отсутствуют как класс, ставка же на главенствующий дуэт вывела создателей картины в безнадежный минус: невнятная Уоттс, напоминающая институтку-переростка, и обладатель телячьей бессмысленности на лице Эндрюс обмениваются фразами, подчерпнутыми из женского бульварного чтива, в невнятных совместных сценах, перемежающихся бестолковыми кадрами благотворительной деятельности принцессы – так, на всякий случай, чтобы не забыли, о ком идет речь. Получившаяся героиня может быть кем угодно, но едва ли той самой Дианой, и сколько бы Уоттс не распиналась в своих интервью о тщательной работе над образом и изучении всевозможных материалов о своем прототипе, результат более чем плачевен – либо материалы были не те, либо это хорошая мина, ничуть не скрывающая отвратительную игру, а только привлекающая к ней еще большее внимание.

Хиршбигель пал жертвой собственного подобострастия, вылившегося в исключительно ничтожную художественную ценность отснятого им материала

При этом есть подозрение, что сама идея подобной ленты проходит под грифом «миссия невыполнима». Имея фоном брак принца Уильяма и Кейт Миддлтон, снять хороший фильм о Диане архисложно, ибо ванильная положительность герцогини Кембриджской вызвала новую волну ностальгии по Принцессе Людских Сердец со всеми вытекающими. Когда-то Фризр своей «Королевой» доказал, что на кумиров можно и нужно пытаться смотреть беспристрастно, оперируя лишь голыми фактами, что прекрасно отражало относительно низкую популярность королевской семьи в середине нулевых; но с появлением среди Виндзоров очередной «девушки из народа», легенда о мисс совершенство получила, в общем-то, закономерное логическое продолжение, поэтому появление нового фильма под брендом «Диана» было вполне предсказуемо. Другой вопрос, что столь оголтелая идеализация имеет свойство заканчиваться недоношенными одами, за которые в итоге стыдно и создателям, и поклонникам изображаемой звезды. Хиршбигель пал жертвой собственного подобострастия, вылившегося в исключительно ничтожную художественную ценность отснятого им материала. Для номинанта на «Оскар» подобная халтура непростительна, учитывая его опыт по части «общения» со знаковыми историческими фигурами.  Таки не мужское это дело – чужие романы обсуждать – тем более, когда и обсуждать-то толком нечего.