Еще один год, 2014, Оксана Бычкова, рецензия

Виктория Горбенко о беззащитной перед влиянием внешнего любви.

Семья молодых провинциалов покоряет столицу. В небольшой съемной квартирке частенько не хватает денег, но зато в ней царит любовь — нежная, юная, смешливая. Он бомбит ночами на стареньком Фольксвагене, дарит ей забавные варежки и спасает от похмелья. Многие бы дорого заплатили за такую заботу, но, когда Женя устраивается художницей в редакцию какого-то интернет-издания, ее моментально закручивает вихрь новых впечатлений: интересная работа, креативный энергичный коллектив, готовый поделиться рецептами насыщенной жизни. Рома (или Комар, как называет его жена) чувствует, как любимая отдаляется, вымещая бессильную злость на ни в чем не повинном Кесьлевском и подсознательно симпатизируя устаревшим обоям в цветочек. Таких ни у кого уже нет, это не модно, это не в тренде. Как не в тренде и сам неудачник-водила, не умеющий продавать ни бассейны, ни самого себя. Изо всех сил цепляясь за прежний семейный уклад, но не в силах объяснить и тем более остановить происходящие с женой, жадно глотающей свободу, метаморфозы, Комар трактует все единственным понятным ему образом: у Жени есть другой.

Это кино гораздо циничнее. В нем любовь перестает быть спасением от скучной казенности будней.

год 1

Оксана Бычкова взяла старт историей не-встречи, минула историю не-любви и вот сейчас добралась до не-расставания. Она, проплывшая в дебютном фильме по петербуржским красотам и fm-волнам, стала гораздо злее, не растеряв при этом ни чуткости, ни малосвойственного дамам чувства юмора. «Еще один год» — условный ремейк фильма «С любимыми не расставайтесь», хотя догадаться об этом без подсказок практически невозможно. У Павла Арсенова о героях можно было сказать всего три вещи: молодые, гордые, горячие. Характеры персонажей Бычковой живые и полнокровные, их расставание, как и в оригинальной пьесе, импульсивно, но при этом неизбежно в контексте отлично прописанного конфликта: она активна и стремится впитывать все новое, чувствует, что деградирует рядом со внимательным, но слишком простым мужем; его все устраивает.. впрочем, он и рад бы стать таким, каким любимая хочет его видеть, но — так просто и банально — не может. Пытается, но не может. Да и впервые появившийся у режиссера социальный фон явственно отличается от советских карикатур на самый гуманный суд в мире. «С любимыми не расставайтесь» чиновничьей сухостью оттенял то единственное, что может быть у человека настоящего. «Еще один год» обходится без подобных контрастов и даже без истерик Алферовой. Это кино гораздо циничнее. В нем любовь перестает быть спасением от скучной казенности будней. Любовь здесь беззащитна перед влиянием внешнего, не важно, как действует то внешнее: бьет ли, вежливо улыбаясь, по голове, соблазняет ли беззаботными вечеринками и интеллектуальными беседами. Отныне быт не разбивает чувства, он становится тем, что может их спасти. Кесьлевским сыт не будешь, а вот горячим супчиком – вполне. Шутки про Ефремова в костюме Быкова или болтовня про независимые театральные проекты имеют ценность, только если после бурного вечера кто-то нежно поцелует тебя в переносицу и укроет одеялом. Но поколению мотыльков, поколению, жадно лакающему жизнь и бесконечный поток информации очень сложно сфокусироваться на чем-то одном, на чем-то действительно важном. Бычкова удивительно талантливо рисует не только хрупкость, трепетность чувства, но и безграничную инфантильность своих героев, показную легкость, с которой они ломают отношения, громкий смех, с которым они идут по жизни. Режиссер снова проводит героиню (снова – обаятельную не-красавицу) по дороге из желтого кирпича, но на этот раз бросает прямо перед воротами Изумрудного Города. Как говорится, думайте сами, решайте сами: нашла она или не нашла – себя.