Den genialiska djävulen

Бергман (Bergman — ett år, ett liv), 2018, Яне Магнуссон

Дмитрий Котов делится впечатлениями от образа Ингмара Бергмана в документальном фильме Яне Магнуссон

28 июля 2018 года в рамках кинофестиваля Strelka Film Festival by Okko состоялась российская премьера любопытной документальной работы о великом сумрачном гении. Шведский режиссер Яне Магнуссон выставила на суд зрителя рассказ о своем, возможно, самом выдающемся земляке, признанном на родине и далеко за ее пределами знаковой и исключительной фигурой в истории кинематографа. Среди шведов бытует мнение, что Ингмар Бергман внес даже больший вклад в культуру гордого северного народа, чем «их всё» Август Стриндберг. Фильм «Бергман» приурочен к 100-летию кинодеятеля и имеет подзаголовок: «Один год, одна жизнь». Внимание зрителя фокусируется на 1957-м, который, несмотря на проблемы со здоровьем, стал самым ударным и насыщенным в творчестве режиссера. Но говорить с экрана будут не только об этой короткой вехе: мы увидим и детство маленького Ингмара, и его глубокую старость в уединении на острове Форё…

Магнуссон пишет портрет Бергмана словами людей, которые знали его, работали с ним рука об руку, имели с ним близкие отношения. Она связывает лоскутки многочисленных воспоминаний и рассуждений своими краткими комментариями. К импровизированным посиделкам вокруг сложной и непостижимой натуры привлечен весь свет скандинавской (и не только) кинотусовки прошлого и настоящего: Ян Труэль, Рой Андерссон, Пернилла Аугуст, Ларс фон Триер, Барбара Стрейзанд, Петер Фишер, Микаэль Персбрандт, Гуннель Линдблум, Лена Эндре, Инга Ландгре, Лена Олин и многие-многие другие. Особое место занимают признания преемника и соперника — некогда молодого, перспективного актера и режиссера Торстена Флинка, для которого жестокая и злая критика Бергмана стала сильным ударом, а также чувственные откровения одной из ключевых женских фигур в жизни мэтра — неподражаемой Лив Ульман.

Кадр из фильма «Бергман»

Бергман и прекрасный пол — тема неисчерпаемая, овеянная слухами, мифами и легендами. Бесчисленные жены, подруги и музы сопровождали мастера на протяжении каждого из этапов его жизни. Некоторые даже называли Бергмана эротоманом, другие же видели в нем замкнутого и изменчивого творца, использовавшего актрис в качестве инструмента — резонатора или же экрана для проецирования своих глубоких идей о подлинной сущности не только женщины как таковой, но и человека в целом, его месте в неизведанном механизме Мироздания. Неслучайно одним из лучших своих творений Бергман назвал «Персону», на съемках которой, кстати, и завязался роман с Лив.

Тема веры и религиозности тоже неслучайна для работ Бергмана. Отец Ингмара был священником, его детство прошло в Стокгольме 20-х годов в строгой протестантской семье. Непростые отношения с родителями и братом Дагом спровоцировали множество комплексов, страхов и детских травм. Родом именно оттуда, из детства, персонажи «Фанни и Александра», визуализация ужаса перед смертью в «Седьмой печати», человеческая гниль под интеллигентными масками в «Улыбках летней ночи» и многие другие мотивы фильмографии. Бергман, написавший несколько автобиографических книг, постоянно лукавил и рождал противоречия, показывая истинное «Я» лишь в своих киношедеврах, где реальные события, пережитые автором, крепко переплетены с фантазиями, идейным и художественным вымыслом. Своеобразной исповедью стала «Земляничная поляна», в которой другой выдающийся созидатель от мира кино Виктор Шёстрем сыграл фактически престарелое альтер-эго самого Бергмана, оглядывающегося назад на прожитые годы и признающего совершенные ошибки… А признавать их он умел. Об этом говорит и юношеское увлечение нацистской идеологией с последующим в ней разочарованием, и честные интервью преклонных лет, также вошедшие в фильм Магнуссон, в которых мастер, по сути, соглашается, что был посредственным мужем и отцом, порой путая не только дни рождения детей, но даже их количество.

Биографическая документальная лента Яне Магнуссон не создает сенсаций, хотя рисует довольно полный, по-скандинавски лаконичный и аккуратный портрет Бергмана-режиссера, Бергмана-философа, Бергмана-любовника, Бергмана-тирана, Бергмана-гения

Кино рассказывает о невероятной плодовитости и трудолюбии Бергмана не только как кинематографиста, но и как автора телефильмов, театральных постановок и радиоспектаклей. Человек, посвятивший себя работе, не жалел окружающих, был властен, но при этом невероятно чуток. Он, придавая большое значение прикосновениям, мог наладить тактильный контакт с актером, очаровать и влюбить в себя, а мог беспощадно сломить дух, пойти на ложь и подлость ради своих целей в достижении безупречного творческого результата. Найдется в фильме и традиционный специфический североевропейский юмор о маниакальном пристрастии к шведскому йогурту (filmjölk) и печенью «Мария», о специфике съемочного процесса, о том, как взволнованный американский телеведущий перепутал имена Ингмар и Ингрид, и даже о том, как амбициозному и властному человеку пришлось усмирить самолюбие и извиниться перед медведем. А вообще, биографическая документальная лента Яне Магнуссон не создает сенсаций, хотя рисует довольно полный, по-скандинавски лаконичный и аккуратный портрет Бергмана-режиссера, Бергмана-философа, Бергмана-любовника, Бергмана-тирана, Бергмана-гения.