«Pixar» головного мозга

Головоломка (Inside Out), 2015, Пит Доктер, Роналдо Дель Кармен

Несмотря на повсеместное развитие компьютерных технологий и инновационных возможностей 3D-анимации, «Pixar» по-прежнему не уступает пальму первенства в этом сверхвостребованном среди зрителей всех возрастов сегменте киноиндустрии. Анимационная студия с более чем тридцатилетней историей не перестает радовать красочными и трогательными полнометражными работами даже после слияния с «Диснеем». «Головоломка» стала очередным примером виртуозного умения пиксаровских мультипликаторов, сценаристов и режиссеров перещеголять конкурентов из «Dreamworks», более ловко балансируя между комедией и драмой, пестротой визуального оформления и глубиной нравственной начинки, детской непосредственностью и проблематикой взрослой жизни.

С самой первой своей работы в далеком 1986-м «Pixar» показал, что вдохнуть жизнь можно в кого и во что угодно, а безудержная фантазия в тандеме с пониманием законов драматургии и потребностей зрителя способна рождать самых необычных, ярких и интересных персонажей, вызывающих симпатию и эмпатию у публики всех возрастов. Героями мультфильмов, начиная с забавной настольной лампы по имени Люксо Младший, становились самые неожиданные существа, животные и предметы. Наделяя эмоциями и мимикой автомобили, рассказывая невероятную историю любви двух роботов, делая очаровательным пушистым протагонистом канализационную крысу и заставляя мыслить детские игрушки, работники студии поставили такую высокую планку креативного мастерства, что в итоге взялись за персонификацию и вовсе не материальных понятий.

Фундаментальная метафоричность повествования позволяет наглядно и доступно показать несовершеннолетним зрителям всю сложность, хрупкость и неоднозначность человеческой психики, провести их по запутанным лабиринтам семейных отношений и прокатить на головокружительных аттракционах житейских передряг.

Антропоморфный облик, вместе с индивидуальными чертами характера и поведенческими особенностями, получили пять ключевых человеческих эмоций, обиталищем которых стала голова 11-летней Райли. Герои ленты — Радость, Печаль, Гнев, Страх и Брезгливость — переживают самый сложный для девочки-подростка период. Переходный возраст, знаменованный переездом в город мечты Сан-Франциско, — нелегкое испытание для внутричерепных пилотов юной белокурой личности. Друзьям-аллегориям предстоит научиться работать в команде, дабы не выпустить из-под контроля сложный и ответственный процесс интеграции во взрослую жизнь, ведь в противном случае из светловолосого ангелочка может вырасти неуравновешенный асоциальный элемент. Ситуацию сильно усугубляет несчастный случай, вследствие которого Радость и Печаль оказываются вне комнаты управления и начинают вынужденное путешествие по причудливым, удивительным, а иногда и опасным уголкам детского сознания…

Головоломка, рецензия
«Головоломка», рецензия

Фундаментальная метафоричность повествования позволяет наглядно и доступно показать несовершеннолетним зрителям всю сложность, хрупкость и неоднозначность человеческой психики, провести их по запутанным лабиринтам семейных отношений и прокатить на головокружительных аттракционах житейских передряг. Захватывающее приключение Райли и ее внутреннего мира прошито тонкой нитью ненавязчивого юморка для взрослых, многие из которых, в отличие от своих отпрысков, отлично ощущают себя по иную сторону баррикад конфликта отцов и детей. И это, несомненно, делает «Головоломку» идеальной для семейного просмотра. Создатели мультфильма во главе с бывалым Питом Доктером превзошли сами себя, встряхнув бурлящее воображение, как бутылку колы, разбавленной «ментосом». Интерактивная карта «головоломной» вселенной изобилует великолепными по задумке и воплощению идеями, будь то концепция шаров-воспоминаний, киностудия сновидений, пропасть забвения, визуализация абстрактного мышления или слонокотовый облик Бинго-Бонго – вымышленного друга Райли. Примечательно, что непоколебимыми на первый взгляд столпами подростковых воззрений, принципов и устоев являются несколько скалистых островов над пропастью забвения, напичканные символическими деталями и причудливыми механизмами, будто сюрреалистичные воздушные замки с полотен Яцека Йерки или из фантазий Хаяо Миядзаки. Есть здесь и остров Семьи, и остров Озорства, да и вообще все то, из чего состоит жизнь беззаботной американской школьницы. Вот только смущает то, что остров Честности равноценен, к примеру, острову Хоккея. И где-то между ними мы, опасно покачнувшись над бездной, внезапно ощутим всем своим нутром, всеми своими злополучными духовными скрепами, что у Райли-то, по сути, нет ни Стыда, ни Совести. Очевидно, именно Совесть была бы первым персонажем, который возник бы в русскоязычной версии мультфильма, если бы он создавался на постсоветском пространстве. Сколько бы ни воровали чиновники, сколько бы ни лгали СМИ, совесть у русского народа была, есть и будет, хотя бы как понятие, намертво вмурованное в фундамент нашей ментальности. А в голове у маленькой героини мультфильма это лишь островок, повязанный в большей степени даже не на здоровом тинейджерском самоедстве, а на формальной законопослушности. И это объяснимо, ведь в то время как за бугром всегда принято действовать в соответствии с буквой закона, то у нас хоть как-то стараются жить по совести.

Где-то в тех же плоскостях лежит риторический вопрос: а как бы на месте Райли повела себя какая-нибудь гипотетическая русская Рита? А главное, какова была бы реакция родителей?.. Впрочем, если не вдаваться в воспитательные аспекты социальных отличий детей из разных уголков мира, «Головоломка» — это понятный и близкий каждому из нас мультипликационный экспириенс, безупречный в своей универсальности. Любой человек в определенный момент вынужден осознать, что детство имеет свойство кончаться, а воспоминания бывают не только радостными. Райли повезло родиться в благополучной семье, а потому метаморфоза случилась с ней достаточно поздно, дав возможность вдоволь насладиться блаженной и жизнерадостной допубертатной безответственностью. В этой связи «Головоломка», конечно, будет менее актуальна для тех, кто с младенчества голодал на жарких просторах Африки, кто ютился с десятком братьев и сестер на малюсеньком клочке бангладешской земли, кто в 90-е маленькими ручками собирал бутылки на тверских или рязанских помойках. Но «Pixar» изменил бы себе, если бы не направил векторы сочной 3D-графики прямиком в светлое будущее, если бы вдруг перестал давать младшему поколению ненавязчивые уроки морали, инкрустированные самыми положительными эмоциями и обернутые мягкой сказочной упаковкой. Поэтому пусть самым большим детским несчастьем остается неудачный ответ на школьном уроке или скоротечная ссора с мамой и папой. Пусть выдуманные Бинго-Бонго больше смахивают на плюшевых игрушек, нежели на уродливых бесов и химер. Пусть остров Семьи будет нерушим и неприступен, как Форт-Нокс. Ведь так и должно быть.