Гордость без предубеждения

Гордость (Pride), 2014, Мэттью Уорчас

Анна Дедова хвалит «Гордость» Мэттью Уорчаса.

Веселый во всех английских смыслах этого слова парень Марк погожим деньком отправляется на разрешенный властями гей-парад. Такая неслыханная толерантность совсем неудивительна, ведь набриолиненный кок героя окружает действительность отнюдь не России-2015, а Британии-1984, созданная железными руками леди Маргарет. Проникнувшись возмущением против разрушительной для рабочего люда политики неоклассицизма, Марк сотоварищи из ЛГБТ-активистов трансформируются в бойцов группировки ЛГПШ, «Лесбиянки и геи в поддержку шахтеров», и в количестве, достойном пальцев полутора рук, упорно пытаются воткнуть свою помощь кому-нибудь, хоть немного негомофобному. На счастье в одном из вымирающих шахтерских поселков до телефона добирается только глуховатая бабушка-божий одуванчик, не сразу разобравшая природу буквы «Л» в аббревиатуре. Так начинается странно трогательная дружба между британскими сексуальными меньшинствами и шахтерами, которая в контексте реальности будущего обеспечит первым политическую поддержку последних в борьбе за равные права.

Гордость, рецензия
«Гордость», рецензия

Сюжеты, затрагивающие проблемы ЛГБТ в комбинациях разной ориентационной вариативности, кинематографистам всегда представлялись почвой, донельзя благодатной для спекуляций самого разного толка, на которой выросла не одна горбатая гора. Однако в условиях, когда однополое чувство перестает быть чем-то, хотя бы в малейшей степени запретным, бездонный колодец адекватных драматических мотиваций для включения в сценарий кажется на удивление близким к исчерпанию, а все, что можно из него как-то прихлебнуть, свежо будет смотреться только с приставкой «пост» или «ретро», как завещал великий Бог хипстеров. Поэтому возвращение в нетрадиционное прошлое страны у режиссера смотрится сейчас как никогда актуально, ведь увидеть, как закалялась гомосексуальная сталь, при любом раскладе познавательно для несведущих и ностальгично для всезнающих. При этом Уорчас кардинально разворачивает саму парадигму эмоциональной окраски «тематических» фильмов. Если бы судьбой картине было уготовано быть снятой году эдак в 2000, то никакому чувству самоиронии не нашлось бы места в ленте, которая наверняка бы многозначительно позиционировалась как великий байопик о великой политической победе. Удивительно, что на самом деле таковым происходящее на экране и является, потому что парадоксальным образом сложившиеся в середине 80-х теплые отношения между геями, лесбиянками и шахтерами, чье самосознание в свободе выбора сексуальных партнеров по логике должно было тогда находиться на уровне наших нынешних сибирских руд, — событие в вопросе борьбы за равенство поистине историческое, чье мощное эхо между прочим докатилось до программы лейбористской партии. Но в фильме Уорчаса пафос отсутствует напрочь, хотя бы потому что «Гордость» в первую очередь комедия, построенная на британском юморе в стивенофраевском духе. Картина хоть и не избегает проблем, которые для общества достигнут «красного» уровня угрозы, как, например, ВИЧ-инфицированных, но упоминает их лишь вскользь или на последних минутах, чтобы не сбивать позитивного, как после сотого прослушивания Let’s have a kiki, настроя.

Но главное, чем может привлечь «Гордость» — ее общегуманистический посыл, оставляющий даже у павшего духом и потерявшего веру в социальные связи надежду на светлое будущее, в котором представители всех классов и групп сольются в едином левацком экстазе.

Но главное, чем может привлечь «Гордость» — ее общегуманистический посыл, оставляющий даже у павшего духом и потерявшего веру в социальные связи надежду на светлое будущее, в котором представители всех классов и групп сольются в едином левацком экстазе. Забавно, что, казалось бы, именно правые идеи либерализма должны были бы поддерживать свободу, возведенную в абсолют, в том числе и неприкосновенность частной однополой жизни. Но в реальности именно партии, декларирующие идеи социализма, достигли наибольшего успеха относительно защищенности всех и каждого, вне зависимости от профессиональной или любой другой принадлежности. Этот дух, атмосферу «Отверженных» Гюго в обработке Дугласа Адамса, как раз и удалось подхватить «Гордости». На микроавтобусе «Out and proud» по дорогам Уэльса молодые и, быть может, чертовски наивные герои-мечтатели развозили не только тушенку, но и лучший подарок – крепкое дружеское плечо, веру в себя и свои идеалы. Оглянитесь вокруг, может, этот автобус где-то неподалеку сигналит и вам.