Космос был покорен во множестве фильмов, да и второй герой сегодняшнего материала не только суперзвезда и охотник на вампиров, однако религия и пустота нечасто оказываются в едином синемапространстве. Настолько нечасто, что кое-что притягивается за уши, но тут уж ничего не поделать — мы верим, что мы не одиноки не только во вселенной, но и в оценке удачности выпадения Пасхи на 12 апреля, и от всей души поздравляем подписчиков и случайных читателей с профессиональным праздником Юрия Гагарина и Иисуса Христа — Днем Православной Космонавтики! Заказывайте пекарням куличи в форме ММКС и расписывайте яйца под Сатурн, и да пребудет с вами сила! А мы представляем вашему вниманию несколько фильмов, с помощью которых сегодняшие праздничные поводы можно совместить:

Интерстеллар (2014)

Масштабное кино от Криса Нолана, главное достижение которого, конечно, в том, что диванные войска стали изучать википедию (еще бы цитировать с умным видом прекратили — цены бы не было), и есть в пафосном размахе пустой болтовни что-то знакомо религиозное. Но однозначный плюс — вера здесь исключительно в себя и в гуманизм, и фильм вполне себе содержит примеры христианского самопожертвования во имя остального человечества. Тут и предательство, и чудесное воскрешение, и вся прочая сопутствующая атрибутика, чтобы код распознали все желающие и разошлись довольными, обретя отсутствующие смыслы. В общем, если хочется потом сказать «заставило задуматься», но при этом не задумываться — посмотрите/пересмотрите.

интерстеллар

Прометей (2012)

Завлеченные в темные залы кинотеатров зрители, настроившиеся на прямолинейную современную вариацию «Чужого», по выходу преимущественно плевались, напоровшись на отчаянное желания классика Скотта на старости лет поговорить о Боге. «Прометей» — в общем-то, грандиозное и визуально изобретательное кино о том, что лучше не думать, не знать и колоть себя булавкой при возникновении соблазна докопаться до ответов на загадки мирозданья. Увлекательное космическое путешествие в ночной кошмар, с закономерным вавилонским столпотворением на выходе, андроидом, использующим людей как инкубаторы и целым списком риторических вопросов. Сам полет к «создателям» — вызов высшей силе, эффект от которого сродни открытию ящика Пандоры. Через тернии к черным дырам, под аккомпанемент бесконечного крика в агонии, который никто никогда не услышит.

Прометей

Гравитация (2013)

Красивейшее кино про космос, в котором очень любят наковырять разнообразного символизма страдающие СПГС, причем символизм религиозный занимает, по обыкновению, верхнюю позицию. Мы — не дети Галактики, мы — дети Земли, нам снится трава у дома. Советские космонавты вешают иконки на станции «Мир», недостает только монашки на бардачке, у китайцев — маленький пузатый Будда. Как бы далеко ни залезали люди, всегда живет внутри страх перед непознаваемым, перед небытием и пустотой (здесь представляющим высшие силы, которые не надобно дразнить человечишкам). Ну и все в таком духе — серьезно, мы не страдаем вышеуказанным синдромом, а всякая конкретика звучит хуже глубокомысленно обобщенного.

Гравитация

Солярис (1972)

Экранизация одноименного романа Станислава Лема закольцована аллюзией на притчу о блудном сыне — подчеркнуто прямыми цитатами картин Рембрандта, и под завязку набита другим подобным символизмом. Не выходя за жанровые границы, Тарковский в декорациях космической станции разыгрывает вариацию «Преступления и наказания», где угрызения совести пожирают абсолютно всех и сила душевной боли зависит от груза содеянного, а ученые пытаются извести их путем научного воздействия. Кельми погружается в абсолютно безысходную ситуацию, в замкнутом пространстве, и становится понятно — не имеет значения, как далеко ты находишься от бренной земли, грехи все равно потянутся за тобой. Потому отправившиеся в светлую бесконечность млечного пути отроки обязательно вернутся обратно, к прощению, раствориться в бескрайних просторах природы, которая сама тот еще макрокосмос.

Солярис