Интерстеллар (Interstellar), 2014, Кристофер Нолан, рецензия

В сингулярность ради одномерной рефлексии. Глеб Шашлов рецензирует «Интерстеллар».

Недалекое будущее, третья планета реагирует на извечное насилие вызывающими туберкулез пылевыми облаками и патогеном, уже сожравшим пшеницу и потихоньку переходящим на кукурузу. Космонавты переквалифицируются в фермеров, апатия овладела человечеством, люди перестали мечтать и даже бейсболисты предаются греху уныния. Купер, в прошлом пилот NASA, по вечерам пьет горькую с безнадежной тоской по звездам в глазах, а днем приватизирует беспризорные беспилотники. Не жизнь — серая пыль, с планеты пора валить, да только «бесполезных» ученых прикрыли в первую очередь, ведь речь идет о выживании. Оптимистично настроены только сверхсекретные фундаменталисты, несколько десятков лет назад обнаружившие «кротовую нору» недалеко от Сатурна — через нее периодически видно соседнюю галактику, и там все выглядит по-рекламному неплохо, можно попытаться колонизировать яйцеклеточными бомбами, а лучше — перетащить туда почти лишенное надежд человечество. Дюжине апостолов нового мира был выписан билет в один конец дюжину лет назад, искать пригодное для жизни место, а новая команда летит проверять, нашлась ли жизнь — ведь «оттуда» в качестве обратной связи приходит только бинарный код, и тот раз в год. Купер с командой улетел в поддержку, но обещал сыну и дочери вернуться.

С этой точки зрения «Интерстеллар» — практически «Люси», но там хотя бы была жизнеутверждающая мысль, что в каждой шлюхе есть божественное начало.

Ну разве может быть сюрпризом, что Нолан — мегаломаньяк, а основной творческий метод — кубизм, возведенный в культ? Крис — человек, способный заглянуть в сингулярность просто ради одномерной рефлексии, и это в известной степени вызывает уважение. Перед нами Hitchhiker’s guide to the Galaxy от человека без воображения: иные миры ограничились Гренландией и цунами-по-расписанию, космос, блин, черный, и проигрывает «Гравитации» по любому критерию, спешно приглашенный физик долго выводил уравнения, чтобы предсказать, на что похожа черная дыра — и допредсказывался до комнаты десятилетней девочки. С неумолимостью арифметических законов надвигаются жанровые клише, их тени вырастают еще из пыли Арканзаса: кто здесь to save the day, кто гиперкубит, сгорят ли соседские помидоры. Кротовая нора, кажется, открывает портал не в соседнюю галактику, а в особую киновселенную: два года полета до Сатурна в солнечной системе, а из негостеприимного мира в черную дыру можно засосаться за пару минут, неудачно завернув на встречку. Вторая космическая скорость и трехступенчатая ракета, чтобы улететь с родины, а преодолеть притяжение ледяной пустыни можно в «звездно-войновском» стиле, на куске старого госэ — и Ad Astra. Временные парадоксы разрешаются с известным изяществом, хорошо знакомым по финалу «Престижа» — в общем, горизонт событий завален. В размахе же и понтах есть что-то болезненно прометейское, правда, все же не в пример изящнее.

Впрочем, чего брюзжать: несмотря на рекламного физика, «Интерстеллар» — sci-fi в той же степени, что и «Назад в будущее». Крис Нолан снял беспроигрышное кино про отцовскую любовь — она не оставляет равнодушным, лучше для tearbending’a только если все умирают от рака. История без обиняков крутая (сценарии всегда крутые, даже — прости, макаронный монстр — о бэтмене), интересная и с нужной, точной, правильной дозой эмоциональности в верных местах. Героизм, предательство, отвага, упорство, вера в чудо. Флешбеки, флешфорварды и сюжетная геометрия Лобачевского. Минималистичные роботы шутят, как умеют шутить только минималистичные роботы. А что физика? Физика — это когда горизонтальная поверхность стоит вертикально, это когда нейтронная звезда рядом, «немного трясет», это когда космическим вмордувиндом несет космический мусор. А команда? Второстепенные стареют и умирают за кадром и в кадре, боевая подруга Энн Хэттэуэй (амплуа — «баба-на-корабле-к-несчастью») хлопает глазами Бэмби и, кажется, душой все еще в «Отверженных», МакКонахи действительно здорово плачет сквозь смех — и, пожалуй, это все, что здорово. Кажущееся изобилие поднятых вопросов — палочка, которой можно потыкать для рефлекторных мышечных сокращений. Хнык-хнык, папа обещал, Ханс Циммер, человечество опасносте, убийца дворецкий. Думаешь, что реагируешь на пьесу, а это механическая реакция на звуковые волны. Пафоса, как обычно, на целую галактику, оригинальных мыслей — так, чтобы глоталось, не разжевывая. С этой точки зрения «Интерстеллар» — практически «Люси», но там хотя бы была жизнеутверждающая мысль, что в каждой шлюхе есть божественное начало. Попытаешься найти что-то для души — вспомнятся только рефлекторные ахи. Не Фонтан, не Малик, не Атлас — максимально предсказуемое кино, в принципе, идеальное с точки зрения претендентства на кинонаграды.