Хрюшки – не то, чем кажутся

Хранитель плотины (The Dam Keeper), 2014, Роберт Кондо, Даизуке «Дайс» Цуцуми

Дмитрий Котов дебютирует на [ПОСТКРИТИЦИЗМ] отменной рецензией на короткометражный мультфильм, номинированный на «Оскар» в 2015 году

Школьные годы легко оборачиваются вялотекущим и дурнопахнущим будничным персональным адом, если ты родился свиньей. То есть не просто жирным грязнулей, нет, а в прямом смысле, когда у тебя и пятачок кругляшком, и хвост крючком, и к тому же громко хрюкаешь, когда смеешься, – полный набор. Такие ребята никому не нравятся. И потому степень популярности среди одноклассников измеряется тем, сколько раз на этой неделе тебя макнули головой в унитаз или поиграли в футбол твоим рюкзаком. Это вдвойне обидно, если ты обязан хранить секрет чрезвычайной важности, зная, что все эти животные (как снаружи, так и внутри) видят по утрам свет божий только лишь благодаря тебе одному…

«Хранитель плотины» Роберта Кондо и Даизуке Цуцуми максимально мультикультурен в элементах атмосферы и идейного наполнения. В вымышленном пространстве короткометражки типично американская модель поведения школьных балбесов и хулиганов, распыленная по узким европейским улочкам, утопающим в уютной зелени, подытожена поистине восточноазиатской созерцательной философичностью, тяготеющей к безмятежной притчевости и отстраненной житейской мудрости, в которой несложно отыскать кристально чистую христианскую мораль. Быть может, эта многоуровневая эклектика и отпугнула академиков, чье предпочтение осталось на стороне простого, как пять копеек, почти попкорнового, но умело провоцирующего последнюю стадию умиления диснеевского «Меню», а посему очаровательная собачка выхватила-таки золотую статуэтку из неуклюжих копыт несчастного порося.

hranitel-plotiny-kondo-retsenziya

«Хранитель плотины», рецензия

Поначалу неспешное повествование смахивает на облагороженный и романтизированный мультипликационный вариант Рааговского «Класса», в котором общество точно так же делится на одного изгоя, одного заступника и бесчисленную массу подонков. Но это номинальное сходство стремительно улетучивается с приближением развязки, превращающей реальность мультфильма в глобальную общечеловеческую экзистенциальную метафору. Создатели помещают главного героя в замкнутую модель мироздания, что зиждется на извечном антагонизме Света и Тьмы. Обременив юного невинного героя наследственными обязанностями спасителя и одарив полномочиями потенциального палача, они ставят его перед нравственной дилеммой между жертвенным смирением и искушением свершить праведное возмездие за начиненные обиды.

Роскошная в своей эстетике анимация, зарифмованная трогательной и ненавязчивой светлой музыкой, стилистически напоминает пестрые полотна импрессионистов и мультипликационные шедевры Александра Петрова. Глубина колористического разнообразия пейзажей, тонкое понимание художественной роли света и тени, композиционная стройность кадра сочетаются здесь с бережной проработкой персонажей, каждый из которых наделен целостной индивидуальностью. Мягкая размытость мазков окутывает действо легкой дымкой и будто погружает зрителя в полузабытое сновидение, где органично соседствуют реалистичный интерьер школьного класса и фантасмагоричные образы канатной дороги, колоссальной плотины и вершащей судьбы причудливой старой мельницы. Где смеющиеся дети пугающей моментальной метаморфозой сливаются в вихрь чудовищных масок, а грань между идиллией и апокалиптическим ужасом готова порваться, подобно шелку.

Роскошная в своей эстетике анимация, зарифмованная трогательной и ненавязчивой светлой музыкой, стилистически напоминает пестрые полотна импрессионистов и мультипликационные шедевры Александра Петрова

История безымянного поросенка – притча о жестокости и добродушии, предательстве и взаимовыручке. С волками жить – по-волчьи выть? Или же праведник, попавший в безобразный бестиарий, сотканный из подлости и злобы, сможет найти в себе силы оставаться преданным силам добра до самого конца? Возможно, Содом, который заставляет сломя голову бежать не только от мира и окружающих, но и подкармливает затаившихся в золотом сердце уродливых химер, достоин кары и погибели. А вдруг лишь одного дружеского плеча, одного благородного поступка, одного волевого усилия хватит, чтобы остановить всепожирающую машину кромешного мрака? В это хочется верить, даже если так бывает только в мультиках.