Первый Мститель: другая война (Captain America: The Winter Soldier), 2014, Джо Руссо, Энтони Руссо

Глеб Шашлов видит в новом кино от Марвел эталонный комикс, хоть и не без недостатков

Стив Роджерс потихоньку привыкает к современной жизни: задумчиво разбирается в отличиях «Звездных войн» от «Звездного пути», осваивает твиттер, смотрит кино про коллег по супергеройскому цеху.  Однако вытравить войну из солдата невозможно, как нельзя вывезти деревню из девушки – Капитан Америка по-прежнему работает на Щ.И.Т, разбивая лицо террористам и следуя заветам сержанта из «Звездного десанта», скорее просто потому,что не мыслит иной жизни, чем во имя гражданского долга. Кризис наваливается в самый неприятный момент, раздирая организацию изнутри: на одноглазого Фьюри покушается кто-то из своих, а на героя объвяляется охота. Стиву, понятно, после черно-белого сражения с фашизмом сложнее всего приспособиться именно к привычному для всех остальных информационному шуму, вечной лжи, малоэтичным компромиссам и взаимным подозрениям, когда доверять можно только братьям по оружию (к слову, Кэп исключительно бромантик, и даже прекрасная Романофф для него в первую очередь боевой товарищ). Но он пойдет докапываться до правды, вооружившись простой и практичной философией «враг – тот, кто в тебя стреляет», а также искренним убеждением в том, что логика при должном старании способна расколоть любой орешек – к примеру, путем последовательного увеличения массы молотка.

 Гремят взрывы, раздаются хрусткие удары, потихоньку ползет вниз молния на комбинезоне Черной Вдовы

Первый «Капитан Америка», казалось, выходил исключительно для объединения «Мстителей» в единую историю, и о нем вряд ли кто-либо помнит что-то помимо колоритного красноголового Фантомаса. Однако экранное время, отданное Роджерсу в фильме Уидона, наводило на мысли о скором сиквеле. Что не отменяет, в общем-то, факта, что парень со звездно-полосатым щитом – самый скучный из марвелловских героев. Это необязательно плохо:  недостатки центральной фигуры обычно уравновешиваются историей, сеттингом, злодеями, здоровым юмором и качественной постановкой. К однозначным плюсам нового «Первого мстителя», к сожалению, можно отнести разве что великолепную боевку, которую не портит даже эпилептичная камера. Сам же капитан эволюционирует от слова «никак» — его харизма сосредоточена в кубиках и бицепсах, а внутренний конфликт исчерпывается несколькими вялыми клише на тему поствоенного синдрома.

Кэп – Герой с большой буквы, ему бы котят с деревьев снимать (ближайший отечественный аналог – дядя Степа. Россия, увы – страна суперзлодеев), но при этом он навсегда застыл изображением на плакате «Родина-мать зовет».  Отчасти это проблема жанра, в которой довольно легко увидеть достоинство: «Капитан Америка» — эталонный комикс. В наличии Большая Кнопка Суперзла, зловещие монологи и маниакальный хохот, а мерзавцы при смерти шепчут «Азазель». Отчасти же – вопрос нереализованного потенциала самой истории, которую двигают исключительно силами вечно актуального политического приема: в любой непонятной ситуации вали все на нацистов, пусть и давно почивших. За кадром остается столкновение мировоззрений, популярной проблеме выбора между свободой и тотальным контролем ради безопасности отводится не столь много внимания, зато те же самые, как по волшебству воскресающие нацисты напрочь убирают любую вероятную глубину и превращают любопытный конфликт в битву с абстрактным и абсолютным злом. Стив Роджерс дает по морде призракам прошлого, но не побеждает их, а просто выполняет привычную работу и не меняется ни на гран.

Впрочем, чего брюзжать? Бесполезно ругать комикс за драматургию. Каждая толстушка – это худышка и много-много шоколадных конфет, так и Капитан – тощий задрот и пара галлонов протеинового коктейля, на него банально приятно смотреть. Гремят взрывы, раздаются хрусткие удары, потихоньку ползет вниз молния на комбинезоне Черной Вдовы. Голограммы совбеза ООН демонстрируют несвойственную политикам твердость и решительность. Наташа Романофф томно выпендрежничает, Сокол – бюджетный айронмен, десантник на крылатом джетпаке — обаятельно скалится и пучит глаза, Ник Фьюри при каждом появлении выдает убийственно тяжеловесный черный сарказм. Чего еще желать? Фашистов-оккультистов, в конечном итоге, надо просто бить, безо всяких рефлексий и оправданий, и никто не подходит на эту роль лучше Капитана Америка.