Вальсируя в вечность

«Ла-Ла Ленд» (La La Land), 2016, Дэмьен Шазелл

Дарья Смолина дебютирует на Postcriticism рецензией на «Ла-Ла Ленд» Дэмьена Шазелла

Жители Лос-Анджелеса коротают жаркую калифорнийскую зиму, тоскуя в пробках, чередуя бесконечные прослушивания с безрадостными подработками и безликими вечеринками, манящими иллюзорным шансом быть замеченным и вознестись на вершину. Цепочка случайностей сталкивает двух ностальгирующих мечтателей – официантку с актерскими амбициями по имени Миа и тапера Себастьяна, который стремиться вдохнуть в джаз новую жизнь. Выстукивая ритм винтажными туфлями и насвистывая старомодные мелодии, герои попытаются построить la la love и воплотить задуманное в городе, жестоко рушащем культивируемые им самим грезы. Хитрец от кино Дэмьен Шазелл закрепляет за собой статус одаренного постановщика и играет по нотам зрительских душ, реализуя давний доведенный до совершенства сценарий на близкую ему тему музыки. Талантливо компонующий танцевальные номера и неслучайные локации «Ла Ла Ленд», хотя и несколько уступает лаконичной «Одержимости», все же представляет собой удивительно приятное кино, оживленное очарованием Эммы Стоун и харизматичной хрипотцой Райана Гослинга.

"Ла-Ла Ленд", рецензия

«Ла-Ла Ленд», рецензия

Картина Шазелла, которую роднят с «Бёрдмэном» долгие планы и тщательно замаскированные склейки, перекликается с работой Алехандро Иньярриту и говорит о жертвах в угоду искусству, однако теряет за пестрыми нарядами и красочными фонами часть его глубины. «Ла Ла Ленд» — еще одна ода безрассудно романтичной американской мечте, в которую столь рьяно верят те, кто приезжает в город звезд в надежде вытянуть свой счастливый билет. Но Голливуд, как безжалостный дирижер в исполнении Дж. К. Симмонса, кричащий в изможденное и истекающее потом лицо, не приемлет полумер и вынуждает выйти за пределы возможностей и отдаться без остатка. И все это, как цинично учила «Одержимость», не ради достижения совершенства или приближения к абсолюту, а просто ради того, чтобы попасть в чей-то темп.

В этой кинореальности мечта служит стимулом, дающим силы переживать постоянные отказы, отряхиваться после неизбежных падений и начинать новый, сливающийся с предыдущим, день. Не основа жизненного плана, но дерзость быть безумным: прыгнуть в Сену ради смеха, предпочесть обыденности приукрашенный мир, где возможно закружиться в танце посреди разговора, перебить спор песней и даже взлететь. В этой очаровательно условной картине, где простая официантка меняет модные платья, серый мегаполис расцветает захватывающими дух декорациями, а городские огни вовсе не мешают видеть звездное небо, не стоит искать излишнего реализма. «Ла Ла Ленд» зачаровывает иллюзией красивой жизни, которая может быть настолько прекрасна лишь во тьме кинозала. Танцующие под отживающую свое музыку Миа и Себастьян, как некогда герои «Артиста», знаменуют ностальгию по ушедшему в прошлое Голливуду. Но в той же мере лента Шазелла посвящена тому Голливуду, каким он останется навсегда, пока магия кино будет запечатлевать вечность в безупречном кадре, где за спинами героев будет пламенеть очередной идеальный закат.

Картина Шазелла, которую роднят с «Бёрдмэном» долгие планы и тщательно замаскированные склейки, перекликается с работой Алехандро Иньярриту и говорит о жертвах в угоду искусству, однако теряет за пестрыми нарядами и красочными фонами часть его глубины

Обманчивая легкость картины скрывает тоску и горечь, которая мелькает за белозубыми улыбками актрис, втиснутых в миниатюрные дизайнерские платья для обложки безликого глянца, в вымученных гримасах знаменитостей, позирующих на красной дорожке. Элита киноиндустрии рукоплещет этой истории, узнавая себя в одном из идентичных лиц на пробах, в пока еще безвестных и не заплативших свою цену за билет в бессмертие актерах, музыкантах, драматургах. Фокстрот героев подойдет к концу, «Ла Ла Ленд» завершит триумфальный наградной сезон, а жизнь под жарким калифорнийским солнцем пойдет своим чередом: пробки, прослушивания, провалы и преображения. Звезды снимут со сверкающего небосвода и зацементируют в отшлифованную миллионами подошв Аллею Славы. Продолжайте улыбаться, господа, ведь нам всем очень нужен хэппи-энд.

AlteraPars: рецензии других авторов