Кровные узы (Blood Ties), 2013, Гийом Кане, рецензия

Армен Абрамян видит в «Кровных узах» Гийома Кане внежанровую общечеловеческую универсалию

После просмотра «Кровных уз» Гийома Кане хочется немедленно забыть о том, что пятью годами ранее эта история уже была снята во Франции. Редкий случай, когда ремейк не просто превосходит оригинал, но и делает существование последнего чем-то необязательным и в высшей степени бесполезным. Хотя язык не повернётся назвать версию Жак Майлотта плохим фильмом. Крепкий поляр следующий мельвиллевским стандартам с отличными актёрскими работами, но проигрывающий эталонам жанра в виду рыхлого сценария и жиденькой поставки. Гийом Кане (к слову, игравший одну из главных ролей у Майлотта) совместно с Джйемсом Грэем (мастером жанра от англоязычной стороны) при адаптации сюжета к американским реалиям, исправили все ошибки. Общая сюжетная канва сохранена, но добавилось двадцать минут метража, характеры персонажей стали более неоднозначными, мотивировки убедительнее, коллизии острее. Финал здесь может и не столь трагичен как в оригинале, но куда эффектнее и психологически точнее.

Про двух братьев. Один – честный коп. Другой – преступник, только вышедший из тюрьмы. На этом их различия не заканчиваются. Непростое семейное прошлое, сложное семейное настоящее и туманное семейное будущее. Старый больной отец, который больше тянется к старшему сыну – бандиту, чем к положительному младшему. Сестра, старающаяся примирить обе стороны. Избранницы героев, по-своему влияющие на взаимоотношения «братьев-соперников» и т.д. Персонажей множество, все они участвуют в истории на равных правах. Структура чем-то напоминает романную неспешность манновской «Схватки». Мир здесь не чёрно-белый, он серый, без деления на плохих и хороших. В этом мире и порядочный полицейский способен на подлость, и жестокий гангстер не лишён благородства. Всё зависит от обстоятельств. Но и обстоятельства не важны, если дело касается кровных уз. В сравнении с ними личностные различия и личные обиды идут ко всем чёртям.

В этом (подчёркнуто аляповатом) кинематографическом зоопарке обитают только самые выносливые и кровожадные звери, но у всех у них – нежная шкура

Впервые работая на голливудской территории, Кане, тем менее, намного лучше удалось приблизиться к экзистенциально – фатальной атмосфере работ Мелльвиля, чем его соотечественнику Майлотту. Он также преуспел в соответствии канону классической американской криминальной драмы, не скупясь на цитирование работ Скорсезе, Люмета, Пекинпа, Йейтса и других корифеев жанра. В общем, сделал то, на что не хватило таланта его заокеанскому коллеге Бену Аффлеку, чей напыщенный «Город воров» в сравнении с «Узами» – жалкая девчачья аппликация. Любопытно, что именно Аффлек долгое время числился в постановщиках американской версии успешного триллера Кане «Не говори никому», который, в свою очередь, являлся европейской адаптацией романа американского писателя. Не заостряя акценты на национальных различиях в самом сюжете, режиссёр устроил показательный интернационал в актёрской банде, задействовав англичанина Оуэна, француженку Котийяр, доминиканку Солдану, итальянца Ламбардоцци, украинку Кунис, бельгийца Шонартса. А сам фильм открыл анекдотом в тарантиновском стиле про «макаронника», «жида» и «нигера». Ансамбль под присмотром старшего отпрыска Вито Корлеоне – Джеймса Каана, сработался безупречно.

Бруклинский котёл середины семидесятых «в руках» Кристофа Оффенштейна (постоянного оператора Кане) минималистичен в деталях, не давит избыточным маскарадом. Действие протекает почти без музыкального фона, лишь на короткие промежутки, повествование прерывается отрывками из хитов былой эпохи, не раз использованными другими режиссерами. Собственно, эти мелодичные вбросы со «вторых рук» и даются чаще гиперссылками, усиливая «эффект стилизованности», за которой, нисколько не теряется драматизм истории.

Французский поляр с его утрированием остросюжетных интриг и американский «уличный» реализм диффузировали во внежанровую общечеловеческую универсалию. В этом (подчёркнуто аляповатом) кинематографическом зоопарке обитают только самые выносливые и кровожадные звери, но у всех у них – нежная шкура. Слишком нежная, чтобы не пустить себе кровь и не вымазать ею самых близких, но едва ли стоит их за это винить…Се-ля-ви…